HELLOWEEN  Назад в будущее

Фанаты power metal преданы своему стилю, как религии, а десятки групп по-прежнему впитывают ритмы и гитарные гармонии, как молоко матери. Однако у истоков этого культа стояла только одна группа, и каждый истинный металлист знает ее имя.

Неправдой было бы сказать, что мало какую группу колбасило так же, как Helloween. Творческий путь, по которому не всякая змея проползет, не сломав хребтины, был у многих известных групп - однако если посчитать, то столько пертурбаций с составом, как у Helloween, не было ни у Metallica, ни у Iron Maiden, ни у Queensryche, ни у Manowar, разве что у Judas Priest. Но, с другой стороны, эти немцы создали стиль тяжелой музыки, который до сих пор процветает, несмотря на полное невнимание со стороны мейнстрима. Фанаты power metal преданы своему стилю, как религии, а десятки групп по-прежнему впитывают пулеметные ритмы и гитарные гармонии, как молоко матери. Однако у истоков этого культа стояла только одна группа, и каждый истинный металлист знает ее имя.

... В 1979 году, два молодых герра из Гамбурга, Кай Хансен (Kai Hansen, также с тех пор известный в определенных кругах как Гений и даже Бог) и Пит Зильк (Piet Sielck) основали группу Gentry. Новорожденная команда вскоре приобрела ритм-секцию в составе басиста Маркуса Гроскопфа (Markus Grosskopf) и барабанщика Инго Швихтенберга (Ingo Schwichtenberg). Это отметили сменой названия на Second Hell (1980), потом на Iron Fist. Название "Helloween" впервые всплыло в 1982-м. Еще два года группа продолжала существовать как не совсем стабильный проект. Однако к 1984-му дела устоялись. Зильк покинул состав, занявшись звукорежиссерской деятельностью, а на его место пришел Михаэль Вейкат (Michael Weikath, настоящее имя Michael Sturmhoff), бросивший для этого собственный проект Powerfool - где ему, кстати, помогали Хансен с Гросскопфом. В таком составе - Хансен-Вейкат-Гросскопф-Швихтенберг - группа и записала две песни ("Oernst for Life" & "Metal Invaders") для сборника Death Metal (1984), выпущенного местной фирмой Noise Recs. На том же сборнике, между прочим, участвовали также Running Wild и Hellhammer (позже известные как Celtic Frost).

Контракт с Noise воспоследовал, и в 1985-м году Helloween сделали свой Самый Первый настоящий релиз - Helloween EP. Это уже принесло им известность на континенте - но еще не в Англии с Америкой. Тем не менее, группа сделала первое турне, после чего, наконец, выпустила дебютный альбом (сейчас все работы того периода - Walls of Jericho, Helloween EP и макси-сингл Judas - издаются на одном диске).
Это были самые грубые и жесткие альбомы Helloween. Хотя с тех пор они неоднократно обещали "вернуться к Walls of Jericho", ничего подобного с тех пор не было сделано. Группе удалось скрестить спид-металл Iron Maiden и Judas Priest с американским трэшем так, что результат не копировал ни одних, ни других. Здесь еще не было фирменной мелодики Helloween, однако свой фирменный стиль, тем не менее, явно прослушивался. Заглавная "Walls of Jericho" и "Gorgar" были настоящим трэшем, "Starlight" и "Judas" - спид-металлом, однако "How Many Tears" уже нельзя было отнести ни туда, ни туда. Что еще более важно, уже была задана эстетика Helloween, которая, как показало время, была как минимум не менее важной, чем их музыка. Тексты на социальную тематику, но с долей оптимизма, что отличало их от американской трэш-безысходности, соседствовали с безудержным поклонением хэви-метал и фэнтези-тематикой, особенно в оформлении буклетов. Легионы 16-летних металхэдов были покорены.

Поначалу в группе пел Хансен. От природы у него не самый сильный вокал; чтобы добиться достойного результата, над ним надо было бы много работать. Хансен же был и без того достаточно занят как гитарист и, вместе с Вейкатом (ака Вейки), автор музыки. В это время в местной группе Prophecy обнаружился 18-летний Михаэль Киске (Michael Kiske ака Михи). Он был приглашен в Helloween, и с тех пор пантеон великих металл-вокалистов с пронзительным голосом (Дикинсон, Хэлфорд, Тейт, Джедди Ли) пополнился еще одним именем. Голос Киске оказался невероятно мощным, но при этом, к счастью, не столь высоким, чтобы представлять опасность для ушей слушателя.

К 1987-му у группы было готово материала на двойной альбом. Этим они, естественно, испугали Noise. Лейбл настоял, и вместо одного, но побольше, Helloween выдали два, но маленьких: Keeper of the Seven Keys I (1987) и, соответственнно, Keeper of the Seven Keys II (1988). Выход двух дисков вместо одного не помешал обретению культового статуса. Легенда состоялась.
Первый Keeper до сих пор считается абсолютно эталонным пауэр-альбомом; при этом, как это обычно с эталонами, он лучше, чем большинство копий. Компактный, быстрый, под завязку, выше бортов наполненный мелодией, еще по-трэшерски мрачный, этот диск сочетал боевики, ставшие абсоютными хитами группы ("I'm Alive" и "Future World", возможно, самую известную песню Helloween), хрестоматийную тяжелую балладу ("A Tale That Wasn't Right") и 13-минутный эпос "Helloween", на котором не было ни на гран прогрессив-выпендрежа, а только невероятное число риффов и соло от Вейки с Каем. Тогда эти парни просто фонтанировали креативом... Тексты и имидж по-прежнему балансировали между утопией, антиутопией и фэнтези. Именно тогда уже не самые свежие рассказы про битвы-добра-&-зла (r) начали проникать в металл - но в 1987-м это это было еще забавно и не заезжено.
Первый Keeper был эталоном; но второй оказался еще лучше. Трэшевая стилистика ушла окончательно, и на смену ей пришел тот популярный у немцев и русских мелодизм, который дал кому-то повод назвать Helloween Вагнер-металлом. В вещах вроде "Eagle Fly Free" и "We Got The Right" действительно слышался эпический размах, какого раньше еще не было в металле; это были настоящие гимны. А что особенно важно, при всей своей пафосности эти гимны не теряли драйва - настоящие пауэр-хиты с проникновенной вокальной работой от Киске, выкладывавшего во всю мощь своих легких. На каждом диске Helloween можно найти проходные и неудачные номера; второй Keeper - единственное исключение. Один взгляд на треклист, от "Eagle Fly Free" до "Save Us", способен довести до блаженной истерики любого поклонника Адских Тыковок. Присутствовал здесь и обязательный эпический трек - "Keeper of the Seven Keys" был тем же "Helloween", только с переписанными с нуля риффами и мелодиями. Сдвоенные лид-партии Хансена и Вейката никогда больше не звучали так, как здесь. И у второго Keeper'а была еще одна особенность, и по сей день делающая его уникальным в ряду убийственно серьезных металлюг, поющих о победе над Драконами, Сауронами и Просто Злыми Дядями: чувство юмора. Более того: сатирические "Rise & Fall" и "Dr.Stein" прекрасно вписывались в общую стилистику группы; это не был стеб ради стеба. К сожалению, ирония так и осталась с тех пор чуждой пауэру.

Keeper'ы были звездным часом группы. Однако тогда все и начало рушиться. Helloween дважды выступали в MTV's Headbanger's Ball Tour и участвовали в фестивале в Доннингтоне - но бешеный гастрольный график был совершенно изматывающим. Они набирали популярность в Америке и Японии, но охотящиеся на них толпы поклонников оказались утомительны. Они писали свои лучшие песни - но в группе оказалось сразу три автора - Хансен, Вейкат и Киске, и их эго перестали помещаться в одну комнату. В общем, в 1989-м Хансен покинул Helloween. В 1990-м он собрал свою команду, назвав ее Gamma Ray, и два их первых альбома были куда интереснее последовавших работ старой группы Хансена, а в дальшнейшем - и до сих пор - они с успехом перехелловинивают Helloween, который уже никогда не стал прежним без Кая.
Перекантовавшись в '89-м выпуском живого альбома (вышедшего в Америках как I Want Out - Live, в Японии как Keepers Live, а в Европе как Live in the UK), после которого Хансен и ушел, Helloween оказались перед перспективой нового альбома с одним гитаристом. Уже в том же году, однако, они заканчивали тур вместе с Роландом Граповым (Roland Grapow) из Rampage; он был единственным рассмотренным кандидатом на место Хансена. Тем не менее, внутренние неурядицы только продолжались. Как и внешние. Группа попыталась сменить лейбл и, бросив небольшой Noise Recs, уйти под крыло мажора EMI, который мог обеспечить им всю необходимую поддержку. Однако с Noise был контракт на шесть дисков. Владелец Noise Карл Ульрих Вальтербах (Karl Ulrich Walterbach) посчитал, что его кинули, и так началась тяжба, которая попортила много крови всем сторонам и надолго лишила Helloween всякого доступа к американскому рынку. Два следующих диска - Pink Bubbles Go Ape (1991) и Chameleon (1993) - вышли в кризисную эпоху Helloween.

Альбом "Розовые Пузыри" считается самым неудачным произведением группы. Надо сказать, однако, что куда больше поклонников оттолкнула именно смена имиджа, а не звучания. Сюрреалистические картинки с мужиками с яичницами на глазах и песни в духе "Heavy Metal Hamsters" - это был какой-то неправильный Helloween. И все же провал альбома (он даже не окупился, и группа осталась в долгах) следует приписать не только твердолобости фанатов, но и слабому материалу - а за такое и не может быть пощады. На Pink Bubbles были интересные вещи, вроде "Mankind", напоминавшей повзрослевшего Keeper II, но по большей части песни были, мягко говоря, неровные.
Chameleon после этого был обречен с самого начала. Группа не просто продолжила эксперименты; здесь просто не осталось ничего от былой долбежки. Тем не менее, у него был единственный недостаток: он был издан не той командой... Это был не Helloween, это был просто очень хороший рок-диск. По числу стилей это настоящий хамелеон: здесь есть легкомысленные мейнстримовые песенки ("Crazy Cat" Гросскопфа), протестные песни в духе Empire Queensryche ("Revolution Now"), длинная сюита, отражающая увлечение Киске христианством ("I Believe"), мрачные, депрессивные вещи ("Music") и жизнерадостные песни с духовой секцией ("When the Sinner"). Этот альбом стоило выпустить под именем Киске: у него всегда было полно странных идей о том, как правильно делать музыку. В том же '93-м он ушел из группы, и его сольная карьера (Instant Clarity '96, Readiness To Sacrifice '99, Supared '03) столь же далека от пауэр-металл, как и Chameleon - и не менее интересна. Сам Михи давно торжественно клянется, что будет делать только "поп-музыку"...

К 1994-му году все было плохо. Группа остались без фронтмена; Швихтенберг прочно сидел на кокаине, параллельно тихо сдвигаясь по фазе; EMI и Sanctuary, посмотрев на успехи группы, дали им пинка под зад. Двигаться оставалось либо вверх, либо в могилу. Helloween выбрали вверх. Из Pink Cream 69 был приглашен Энди Дерис (Andy Deris). РС 69 начинали с глэма, постепенно переползая на блюз-металл; Дерис обладал глэмовой шевелюрой, но голос его был хорош. Поклонники приняли его далеко не сразу, однако на самом деле он был идеальной заменой Киске - его вокал обладал своей индивидуальностью, но все же в подсознании пробуждал какие-то неявные ассоциации с Михи. Вместо Инго из хансеновской Gamma Ray умыкнули Ули Куша (Uli Kusch). В таком составе обновленный Helloween подписались на Castle Recs и взяли курс назад к корням.

Три последовавших диска - Master of the Rings '94, Time of the Oath '96, Better Than Raw '98 - на самом деле, принципиально друг от друга не отличаются. Helloween забили на все стилистические эксперименты и вернулись к тому power metal, с которого начинали. Первый из этих дисков принято считать самым слабым, однако на самом деле он просто наименее тяжелый и самый перепродюсированный из трех. Звук на Master... еще по-американски прилизанный, но музыка - старый добрый хэви-металл, причем хорошего качества (песни в этот раз писали Вейкат, Дерис и Грапов). Не хватает разве что сдвоенных лид-партий (кроме "Where The Rain Grows"), но зато здесь есть самая хитовая песня Helloween на свете - "Perfect Gentleman".
Master of the Rings задумывался как Keeper pt. III; в этом случае Time of the Oath - стопроцентный Keeper-4. Это действительно начало напоминать фильм со множеством одинаковых сиквелов; однако во многом именно Helloween в середине 90-х убедили пауэр-тусовку, что отсутствие новизны - не порок, если музыка хорошая. Впрочем, не стоит их строго судить - в конце концов, AC/DC уже тридцать лет не учат новых трюков... Time of the Oath вышел мощным и весьма цельным альбомом, нарезанным на дюжину ровных сочных кусков с увесистыми и быстрыми риффами (не считая пары баллад до кучи). На этом же диске как автор песен дебютировал Куш. Time..., кстати, был посвящен памяти Инго Швихтенберга: у него диагностировали наследственную шизофрению, и 8-го марта '95-го он бросился под поезд...
В '96-м же вышел концертник High Live, а в следующем году Грапов и Дерис выпустили по сольнику (Грапов - The Four Seasons of Life, Дерис - Come In From The Rain). Появившийся затем Better Than Raw удачно сочетал в себе (относительную) динамичность MotR и тяжесть TotO. Более разнообразно стал и вокал Дериса, хотя петь сквозь сжатые зубы ему все же не стоило ("Push"). Зато есть забавный трек на латыни ("Lavdate Dominum") и много просто хорошего материала.

Где-то в это время группа начала тонуть в собственных проектах. В '99-м со своими проектами записались все, кроме Вейката (Грапов - Kaleidoscope, Гросскопф - Shockmachine, Куш - трибьют Rainbow, Дерис - Done With Mirrors), а Грапов еще и в турне съездил. В том же году Helloween записали отличнейший альбом каверов Metal Jukebox. Еще годом позже вышел The Dark Ride (2000). Темная Поездка оказалась отличным диском, возможно, лучшим в дискографии нового Helloween - серьезный, зрелый и тяжелый альбом с мрачным эпическим звучанием, чего им не удавалось добиться с '88-го года. Однако похоже, что успех вреден этой группе. Вейкат, которого почти не допустили до написания песен, был недоволен положением дел. Сначала он думал уйти и заняться сольной карьерой; затем он поставил вопрос ребром: или Грапов, или я. Грапов к этому моменту и вправду окончательно погрузился в свои сайд-проекты. В итоге, Гросскопф с Дерисом поддержали отца-основателя, и Грапова ушли, а с ним сбежал и Куш, который слишком сдружился с Роландом. Вместе они основали Masterplan, а Helloween опять остались без половины состава.
Полтора следующих года были посвящены поискам замен. За установкой сперва засел Марк Кросс (Mark Cross) из Metallium. Однако затем он тяжело заболел; группу в студии подстраховал Микки Ди (Mickey Dee) из Motorhead, а в итоге место ударника занял Стефан Шварцманн (Stefan Schwarzmann), молотивший в Running Wild и Accept. С гитаристом мороки было не меньше. Helloween попробовали продолжить сманивать музыкантов из Gamma Ray, но Хеньо Рихтер (Henjo Richter) остался верен Хансену, и в итоге в группу был взят Саша Герстнер (Sascha Gerstner) из Freedom Call. Таким составом и был записан последний на сегодня их диск, Rabbit Don't Come Easy - еще один нормальный, обычный альбом Helloween. По слухам, вскоре они опять засядут в студию...

Можно любить или ненавидеть пауэр, считать его единственной честной и правильной музыкой или, наоборот, наивным примитивом для комплексующих юнцов. Пройдя через все, что им пришлось пройти, Helloween могут позволить себе больше не обращать внимания на критику. Они - культовая группа, и этим все сказано. Ненавистники, ругаясь, уходят слушать Burzum или Maroon 5; поклонники по-прежнему привычно трясут козой из пальцев. "'Cause we all live in Future World..." Остальное - от лукавого.

04.12.2004, Алексей ЕРЕМЕНКО (ЗВУКИ РУ)