ФЕСТИВАЛЬ  Близкие контакты третьего вида

Российско-венгерский фестиваль "Art-Cont@ct". День первый: одинокий аккордеонист, Дети Пикассо и дядя Иштван, четыре изобретательных саунд-агрессора Masfel

Уже не в первый раз клуб Б2 устраивает под своей крышей свидания представителей разных культур. В этот раз клуб дал приют московскому отделению странствующего по городам российско-венгерского фестиваля "Art-Cont@ct". Достойные представители обеих контактирующих сторон были разведены по двум концертным дням по причине многочисленности.

День первый

Открывал вечер аккордеонист Давид Енгибарян (David Yengibarjan). Венгерский музыкант армянского происхожденния, хорошо говорящий по-русски и дающий своим композициям французские названия. Затейливая личная история музыканта не могла не отразиться на его музыке. В своих композициях он использует венгeрскую и армянскую мелодику, элементы шансонеток с отчетливым французским "прононсом", фуговую полифонию и джазовый синкопированный ритм. Все по очереди. У Давида раскрепощенное музыкальное мышление, логика которого, к сожалению, ясна не всем. Он не боится диссонансов и резких переходов, но развитие тем не всегда четко артикулированно, что не позволяет ощутить цельность исполняемой им музыки.

Место одинокого аккордеониста заняла группа Дети Пикассо, в которой этим вечером нашлось место для духовика венгерской группы Kampec Dolores Иштвана Гренчо (Istvan Grencso). Дети Пикассо появились в полном составе и с программой "Этнические эксперименты", а не в инкарнации Noiz Orchestra. Звук группы - очень плотный, поэтому неумелое внедрение в него новых партий могло быть чревато настоящим бедствием. Однако контакт между Детьми и Иштваном Гренчо был налажен успешно. Причем, как видно, не только на репетициях. Слаженнее всего звучали партии вокала и саксофона на "Сона яр" и "Яман", но наибольшую радость музыкантам и зрителям доставляли спонтанные импровизации. Структура старинных армянских песен, с которыми работают "Дети Пикассо", как выяснилось, легко вмещает не только построковые гитарные упраженения гитариста Карена Арутюняна, но и свободную джазовую импровизацию. Немного испортила впечталение концовка, когда вокалистка Гая Арутюнян призвала из-за кулис Давида Енгибаряна, не вполне вписавшегося в ткань импровизации, и от аккордеона которого зверски завелся микрофон.

После сметающего зал ураганной энергией выступления "Детей Пикассо" был запланирован выпад на добивание - венгерская группа Masfel. Музыканты так долго возились с настройкой процессоров под неспешный перебор струн скучающим на табуретке басистом, что зритель, знающий о группе только понаслышке, мог бы подумать, что все уже, собственно, началось. Но нет...
Начало было неожиданным - барабанщик резко выбросил дробь и вся группа слаженно вступила в обманчиво нехитром ритме с акцентом на слабую долю. Дальнейшее описать сложно. Их мелодии развивались причудливо, но закономерно, разворачиваясь, как по законам фрактальной геометрии. Удивительный баланс между живой импровизацией и отточенным профессионализмом, помноженный на какое-то животное чутье музыкантов. Безукоризненная работа со звуком, когда вмешательство процессоров не кажется чрезмерным или неуместным. Поначалу удивлял нагруженный под пределы человеческих возможностей бас - то ли это фирменная фишка музыкантов, то ли несогласованность действий со звукооператором... Но через какое-то время это стало неважно - такую музыку можно слушать всем скелетом.

Начало фестивалю было положено, и задало происходящему весьма высокую планку. Но учитывая, что продолжат его выступления групп Tequilajazzz и Anima Sound System, можно ожидать только еще более сильных впечатлений.

22.10.2004, Санитар Леса (ЗВУКИ РУ)