RAMMSTEIN  Reise, Reise

О чем поведает нам самописец рухнувшего с небес самолета? Какими мимолетными сплетнями обменивались пассажиры перед последним ударом о землю? Какие мысли вышибло из их бедных голов в этот ужасный...

О чем поведает нам самописец рухнувшего с небес самолета? Какими мимолетными сплетнями обменивались пассажиры перед последним ударом о землю? Какие мысли вышибло из их бедных голов в этот ужасный миг? Скоро узнаем: одевшись металлической плотью из обломков Flugmaschine, они материализуются в музыку с наводящей ужас механической неумолимостью. С производственного конвейера Rammstein сошла очередная индустриальная страшилка.
Можно сколько угодно говорить о том, что индастриэл этого германского секстета - такая же коммерческая поделка, как и сатанинский рок у Marilyn Manson, что техническое решение многих песен группы - лишь бледная копия того, что можно услышать у Die Krupps или Oomph!, что весь интерес к группе держится на ее зверском имидже, немецкоязычной лирике и пиротехническом шоу... Можно, но не нужно! Rammstein от этого - ни горячо, ни холодно. Они давно уже не принадлежат к какому-то направлению - они сами стали направлением. Единственные и неподражаемые в узком, но своем собственном стилистическом диапазоне. Многие, знаете ли, мечтают о хотя бы такой экологической нише, да только не у всех получается ее найти.
Судя по песням нового альбома группы "Reise, Reise" музыкантам в самолично определенных рамках вполне просторно. Они могут позволить себе уйти от привычного индустриального звучания куда угодно - хоть к головоломным сменам ритмов, раскатистым ударным и атакующей риффовке классического немецкого трэша уровня Sodom ("Keine Lust"), хоть к примитивизму шестидесятнического гаражного рока с почти не перегруженными гитарами и губной гармоникой ("Los") - и остаться самими собой.
По страницам буклета альбома раскиданы обломки пассажирского авиалайнера. Подложка под компакт-диск украшена изображением установленного в черном ящике самописца. Тяжела и неказиста жизнь немецкого (да и не только) артиста: вслед за каждым помпезным позированием в зале для особо важных персон обычно наступает мандраж в момент посадки на борт самолета. Во время трансатлантического рейса между двумя странами, так и не сцепившимися в смертоубийственной схватке и трещащими по швам от атак мирового терроризма, о чем только не думаешь (центральная композиция на эту тему - "Dalai Lama"). Может быть, полет закончится мягкой посадкой, и перемывание косточек русским и американцам выльется в пару песен, а может, этим мыслям так и суждено остаться дорожками на металлической ленте самописца...
По счастью, восхитительно плакатные и даже чуть китчевые песенки "Amerika" и "Moskau" увидели свет. Разумеется, в первой поминаются Микки-Маус и Санта-Клаус, а во второй поверх стремительных гитар и металлических ударных вовсю наяривает гармонь и татуобразный девчоночий голосок выводит: "Пионеры там идут, песни Ленину поют". Помнится, рецензируя "Thunderball" U.D.O., какой-то критик уперся в песню "Поезд По России" и расстроился: ну как же, каким-то японцам от металлистов достаются роскошные гимны, а нам - лишь пьяные куплеты под гармошку. Так вот, если столь разные монстры тяжелого рока настолько едины в своем взгляде на просторы нашей необъятной - нечего на зеркало пенять, ребята.
Rammstein по-прежнему с нами. Такие же несгибаемые, как, скажем, Motorhead или ACDC. Что уже само по себе неплохо.

18.10.2004, Дмитрий БЕБЕНИН (ЗВУКИ РУ)