DEEP PURPLE  Звезда с народом говорит

Идея о всенародном интервью с группой Deep Purple была поддержана вами изо всех сил да и музыканты отнеслись к своей миссии ответственно - отвечали по большей части серьезно и подробно. Знакомьтесь с плодами вашего совместного труда.

Идея о всенародном интервью с группой Deep Purple была поддержана вами изо всех сил. Больше 300 человек поторопились задать свои вопросы прославленным рокерам. Лучшие из них были переданы участникам группы. Музыканты отнеслись к своей миссии ответственно - отвечали по большей части серьезно и подробно. Знакомьтесь с плодами вашего совместного труда.

Роджеру Гловеру: Во время последнего концерта в Москве вы все время подмигивали каким-то девушкам, которые стояли справа, у динамиков. Кто они?
В.Зонтов
Роджер Гловер: Понятия не имею. Нет ничего необычного в том, что кто-то стоит сбоку на сцене, обычно это знакомые организаторов. А если я кому-то подмигивал, то только потому, что я очень приветливый парень!

Дону Эйри: Делите ли вы свою жизнь на периоды До и После Deep Purple? И если да, то как бы вы могли их описать в нескольких словах?
Slonim
Дон Эйри: Нет, я не чувствую ничего такого. Но моя жена и дети - определенно чувствуют.

Яну Гиллану: В каком возрасте вы были счастливей всего?
Dennis Sulima
Ян Гиллан: Я всегда счастлив. Но я никогда не был счастливее, чем сейчас.

Яну Гиллану: Что, по вашему мнению лучше для рок-н-ролла: быть открытым для экспериментов с другими музыкальными стилями или строго следовать собственным канонам?
Masha Fukson
Ян Гиллан: Я провел годы своего становления, экспериментируя с блюзом, соулом, серфом, роком, кантри, фолком, оркестровой музыкой и многими подвидами этих стилей. И однажды я обрел свой собственный голос. Я благодарен этим ранним опытам, они дали мне прочную базу, основываясь на которой я могу писать и петь все, что я захочу и это будет звучать по-моему - без проблем.

Если через какое-то время в группе останется только один музыкант из первоначального, классического состава группы, кто будет этим несгибаемым столпом?
Игорь Зверев
Дон Эйри: Мистер Пейс
Роджер Гловер: Тяжело сказать, потому что Ян Пейс - единственный участник первого состава и он действительно несгибаемый! Эволюцию трудно предсказать, но представить Purple без него - еще труднее. Кстати, Ян Гиллан и я пришли в 1969 году и тогда некоторые думали, что это - конец группы. Мы изменились сильно и по-разному, но дух музыки сохранился и продолжает быть главной движущей силой группы.
Ян Пейс: На это невозможно ответить
Ян Гиллан: Ээээ... даже подумать страшно. Я не заглядываю в будущее.
Стив Морс: Ну, если на то пошло, то Ян Пирс был на каждом концерте DP. Так что, наверное, он.

Вы согласны с утверждением, что носить длинные волосы можно не только для того, чтобы быть похожим на своего кумира, а просто потому, что для кого-то это естественно?
Leo Samojlenko
Ян Гиллан: Честно говоря, никогда не задумывался об этом аспекте. Я отращивал длинные волосы потому, что так я чувствовал себя нецивилизованным. И я подстригся, когда начал заниматься дайвингом.

Яну Гиллану: Как вы думаете, вы уже достигли всего, чего хотели или остались еще невзятые высоты? Считаете ли вы, что вам удалось избегнуть серьезных ошибок в жизни?
Влад
Ян Гиллан: Если верить моим друзьям, то я совершил очень много ошибок. Правда, я никогда не замечал их вовремя - такой уж я оптимист. У меня множество еще несбывшихся надежд, самая большая сейчас - найти время, чтобы закончить, наконец, мою следующую книгу.

Роджеру Гловеру и Стиву Морсу: Множествo музыкантов выпускало видеокурсы типа "Лучший и единственно правильный способ играть на гитаре". Вам не случалось видеть какие-нибудь из них? Может быть, вы нашли какие-нибудь из них интересными или даже полезными? Как вы думаете, можно ли вообще научиться играть на гитаре с помощью таких видеоуроков? И не планируете ли вы сами выпустить какой-нибудь видео курс "The Bass of Deep Purple"?
SergAnt
Роджер Гловер: Вообще-то я непрофессиональный музыкант, строго говоря, и нахожу весьма сложным объяснить что-либо, что основывается на инстинкте. Я видел пару таких курсов, но не нашел в них ничего полезного для себя. Я видел курс Лу Джонсона (Louis Johnson), где он показывал, как играть слэповом басу, и даже почерпнул там один приемчик. Но так как на слэповом басу я не играю, то использовать его так и не смог. Я не собираюсь выпускать свои курсы, просто слушайте мои записи, как делал я, когда был ребенком. Лучший учитель - это публика. Я советую начинающим выступать перед большой аудиторией - так вы за десять минут научитесь большему, чем за месяцы уединенных упражнений.
Стив Морс: Я раньше сделал несколько видеоруководств. Они были ориентированы на опытных музыкантов, которым хотелось узнать, как именно я делаю те или иные вещи. Так что эти кассеты представляют не "единственно правильный способ игры на гитаре", а только мою собственную манеру. Я считаю, что такие курсы полезны, да. А еще полезнее интерактивное программное обеспечение, я помогал писать примеры для одной такой программы, ее делала компания LYRUS. Там на экране показывают ноты, которые вы играете и правильную аппликатуру на грифе. Это должно помогать, так что такие вещи рентабельнее.

Кто-нибудь из Deep Purple играет песню April Stevens & Nino Tempo, которая дала название вашей группе?
Ostap
Дон Эйри: Я делал это регулярно, когда впервые работал как профессиональный музыкант - на круизном лайнере.
Роджер Гловер: Насколько я знаю - нет. Я никогда не играл ее, несмотря на то, что это отличная песня.
Ян Пейс: Нет
Ян Гиллан: Да вроде нет.
Стив Морс: Даже не знаю. Но в группе есть человек, который может сыграть любую песню и это Дон Эйри. Мне не доводилось встречать никого, кто знал бы материала больше, чем он.

Дону Эйри: Можете ли вы назвать синтезаторное соло или проигрыш, который считаете особенно сильным и впечатляющим?
Алена Ясминская
Дон Эйри: Соло Яна Хаммера (Jan Hammer) на муг-синтезаторе в "Sister Andrea" с концертного альбома Mahavishnu Orchestra "From Nothingness to Eternity" - просто невероятно! Джефф Бек (Jeff Beck), кстати, где-то приводил его в пример как свое любимое гитарное соло.

Во время своего последнего концерта в Москве вы играли попурри, в которое включили известную русскую песню "Подмосковные вечера". Какие мелодии вы включаете в него в других странах?
Vikka
Дон Эйри: Когда мы играем в чужой стране, я всегда стараюсь включать народную мелодию в каждое свое синтезаторное соло. Так что их у меня уже набралось 120. Некоторые из них, особенно русские, очень красивы. Кроме немецких, от которых, кажется, разит пивом.
Роджер Гловер: Kenny Ball & His Jazzmen сделали эту мелодию популярной в Британии в 1962 году. Конечно, тогда никто не знал о ее происхождении, но все очень хорошо помнят эту мелодию. Как делал сначала Джон Лорд, так и Дон продолжает разыскивать местные мелодии, как дань признательности каждому городу, в котором мы играем. И публике это очень нравится.
Ян Пейс: Иногда мы включаем в программу народные мелодии, но нельзя сказать, чтобы мы всегда это делали
Ян Гиллан: Спасибо, что запомнили. Такие вещи не планируются, но если какая-то мелодия приходит в голову во время конецрта, и Стив или Дон начинают импровизировать, одно цепляется за другое и вдруг понимаешь, что уже ушел куда-то далеко...

Яну Гиллану: Что вы думаете о концертных бутлегах? У вас есть любимый бутлег Deep Purple?
Игорь
Ян Гиллан: Это серьезная тема, о которой я много думал. Во-первых, мы должны различать "бутлегерство" и "пиратство". Первое - вполне безобидно, запись живого концерта, которую покупают преданные фанаты. Эти же фанаты обычно покупают каждую легальную запись музыкантов, так что в итоге никто не страдает, по моему мнению. А вот "пиратство" - совершенно другая история. Пираты делают незаконные копии записей, оставляя всех не при делах, не исключая поклонников, потому что качество копий у них обычно ужасное. Пиратство - это просто воровство! Так что: бутлеггерам - да! пиратам - нет!

Роджеру Гловеру: Говорят, вы не любите играть на бас-гитаре. Правда ли это?
Екатерина М.
Роджер Гловер: Нет, неправда. Я люблю играть на бас-гитаре. Я говорил, что стоя рядом с такими музыкантами как Ян Пейс, Джон Лорд, Ричи Блэкмор, Стив Морс или Дон Эйри, я теряюсь в их блеске. Я понимаю, что мои сильные стороны это, скорее, сочинительство и продюсирование и в этом нет ничего зазорного. Просто когда ко мне подходят люди и начинают нахваливать мою игру на басу в самых цветистых выражениях, я немного смущаюсь. Трудно принять комплимент, если вы сами в себя не очень верите. На самом деле, с тех пор как Стив присоединился к нам 11 лет назад, я работаю над этим и теперь немного лучшего мнения о своей игре. Иногда я даже собой доволен!

Яну Гиллану: Вы часто включаете в свои альбомы инструментальные композиции. Почему они не стали песнями? Задумывались ли они как песни?
Павел
Ян Гиллан: Думаю, вы говорите о таких вещах как "Contact Lost" и тому подобное. Эта пьеса такая лиричная, ей и слов не надо. Другой трек "Never a Word" изначально был инструментальной пьесой, но когда я ехал в машине домой из студии, мне пришла в голову идея вокального хода. Не существует правил, но вообще-то музыка приходит до того, как придумывается вокальная партия, потому что темы рождаются из постоянной совместной импровизации. Это все часть повседневной рутины, мы практикуемся час за часом каждый божий день. И вдруг какой-то ход или последовательность аккордов, или рифф начнут развиваться и мы обмениваемся понимающими взглядами, потому что становится ясно - из этого получится песня.

Ян Пейсу: Чтобы вы могли сказать молодым музыкантам, которые сейчас только начинают свою карьеру?
Алиса
Ян Пейс: Тренируйтесь при каждой возможности и не забывайте о том, что музыка - это УДОВОЛЬСТВИЕ. Получайте удовольствие от того, что вы играете, слушайте хороших музыкантов и слушайте музыку разных стилей, чтобы быть открытым разным влияниям.

Есть ли у вас общие интересы за пределами сцены? Встречаетесь ли вы, дружите ли семьями?
Леночка
Дон Эйри: Нет. Так мало свободного времени, что стараешься проводить его с семьей.
Роджер Гловер: Я хочу сказать, что все мы очень дружны и, конечно, хорошо знаем семьи друг друга, но когда живешь так далеко друг от друга, не так-то просто наносить визиты вежливости, хотя и это случается. Во время гастролей мы иногда обедаем вместе, но вообще-то и в этих случаях стараемся не нарушать личные границы коллег. Помню, как-то несколько лет назад я спустился позавтракать в ресторан гостиницы, где мы остановились где-то в Европе, и увидел Джона, который сидел за столом и читал свою книгу, и Яна Пейса, который сидел за другим столом и делал то же самое. И я сел за свой стол со своей книгой. Никто не произнес ни слова кроме "Привет".
Ян Пейс: Разве могут быть 5 разных общих интересов? Хотя вот Ян Гиллан, Дон и я любим футбол и крикет. Стив любит летать на самолетах, Роджер любит рисовать и писать.
Стив Морс: У меня очень разносторонние интересы. Я люблю летать на самолете, гонять на мотоцикле, делать простую крестьянскую работу. Мы встречаемся на гастролях и наслаждаемся обществом друг друга, но живем мы довольно обособлено и, кажется, никогда не встречаемся в нерабочее время.

В начале 70-х Deep Purple иногда играли психоделическую композицию ("The Mule"). Почему вы не стали развивать это направление?
Paranoid Android
Дон Эйри: Думаю, потому что Deep Purple - рок-группа, а не импровизационная команда.
Роджер Гловер: Честно говоря, я плохо понимаю, что такое "психоделическая композиция". Конечно странно, мы группа родом из 60-х, а я никогда не пробовал ЛСД, не переживал никаких приходов, и мне кажется что песни вроде "The Mule" - это просто песни. Мы просто играли ее на концертах, как обрамление для барабанного соло Яна Пейса, но мы не делали этого уже много лет. На вопрос, почему она ушла из репертуара, есть очень простой ответ. У Deep Purple так много нового материала, которым мы хотим заниматься, что у нас нет времени копаться в прошлом. Это такая импровизационная разновидность музыки, если вы это имели в виду, и места для импровизаций у нас до сих пор достаточно, поверьте. Вот я это говорю, а на самом деле мы сейчас как раз покопались в прошлом, и кто знает, что мы сыграем в следующий раз?
Ян Пейс: Это не было "направлением", это была просто пьеса. Времена меняются, как меняются и пристрастия музыкантов.
Стив Морс: Да уж... Когда мы делаем что-нибудь, что звучит похоже на эту композицию, нам говорят, что мы живем в прошлом. Мы делаем что-нибудь более прогрессивное и нас упрекают в том, что мы забыли, что стали легендой благодаря классическому звуку. Я смеюсь, когда пишу это, потому что невозможно выбрать направление и намеренно придерживаться его. Мы просто работаем с музыкой, которая открывается нам и получаем от этого удовольствие. Если кому-то из наших слушателей это нравится - здорово. Нет - мы все равно будем играть, потому что мы верим в это. Кстати, вот еще и за это я люблю нашу группу.

Яну Пейсу: Все участники группы кроме вас известны своими затяжными конфликтами. Как вам удается оставаться в стороне?
Анжела
Ян Пейс: Конфликты, которые возникали в прошлом, могут объясняться многими причинами - усталость, несходство характеров, расхождение во мнениях... Лично я просто играю музыку и хорошо провожу время. Я благодарен судьбе за то, что я могу заниматься тем, что мне нравится и этим же зарабатывать на жизнь. Я стараюсь помнить о том, что люди - разные и они могут видеть ситуацию не так, как я. Пока это не влияет на музыку плохо - все в порядке.

Как вы помните, автору лучшего вопроса причиталось два билета на концерт Deep Purple. Победителя должны были выбрать сами музыканты. По их мнению, самым интересным оказался вопрос, который задал SergAnt. Он-то и отправится на уроки по гитарному мастерству:
21 октября - Москва
Олимпийский

14.10.2004, Редакция (ЗВУКИ РУ)