НАШЕСТВИЕ  Не наше шествие

Идя навстречу пожелениям посетителей, редакция Звуков.Ru посвящает этот материал фестивалю "Нашествие". Точнее, объясняет причины того, что в этом году освещение фестиваля осталось за пределами нашего внимания. Все мы - люди разные, и точки зрения на это событие у нас тоже разные и неоднозначные. Но мы думаем, что публикация этой коллективной объяснительной записки даст нам возможность начать разговор о том, что же это за явление - бессмысленный и беспощадный русский open air...

Идя навстречу пожелениям посетителей, редакция Звуков.Ru посвящает этот материал фестивалю "Нашествие". Точнее, объясняет причины того, что в этом году освещение фестиваля осталось за пределами нашего внимания.
Все мы - люди разные, и точки зрения на это событие у нас тоже разные и неоднозначные. Но мы думаем, что публикация этой коллективной объяснительной записки даст нам возможность начать разговор о том, что же это за явление - бессмысленный и беспощадный русский open air....

Катя Каринина:
- Впервые редакция "Звуков" наблюдала "Нашествие" в 1999 году - и уже тогда было понятно, что мы имеем дело с чем-то серьезным, типа грозовой тучи, собирающейся на горизонте. Сейчас это - серьезный фестиваль c устоявшимся укладом, прекрасными хедлайнерами и серьезной организацией... и тем серьезнее должен быть повод на него не поехать.
У меня такого повода нет. Я просто не поеду на "Нашествие" - без комментариев.

Надежда Лебедева:
Я работала на трех "Нашествиях": на одном в Горбушке и двух в Раменском. Те же, там же. Знакомые музыканты в знакомой обстановке со знакомыми песнями. На протяжении нескольких лет герои моих фоторепортажей меняются (как объекты фотоохоты), за редким исключением, в худшую сторону. Поэтому я пользуюсь каждой возможостью пополнять свой архив новыми лицами, и посещаю другие мероприятия. Возможно, скоро на "Нашествии" появятся новые имена и новые лица - я не упущу возможности побывать там!

Соня Соколова:
- "Нашествие" - это бренд. Не менее серьезный, чем станция, его породившая. Однако формат станции никогда не был мне особенно близок, в русской музыке я разбираюсь крайне плохо, и потому мне всегда приходилось отправлять на репортаж более продвинутых коллег. Свое первое "Нашествие" я провела в темной и пропитой "Горбушке", второе - за сценой поля в Раменском. Результатом моей работы на фестивальном поле стали два репортажа - "Алиса в Закулисье", часть 1. и часть 2...
Вскоре я стала замечать, что написать сколько-нибудь интересный и оригинальный материал о русских фестивалях мне не под силу. Потому что мне просто неинтересно писать о том, что наблюдают кроме меня все соотечественники - кто на фестивальном поле, кто по центральному телеканалу...
И в какой-то момент я просто не поехала. Я взяла мотыля ноутбук и отправилась на Sziget, с которым я изменяю отечественным фестивалям уже не первый год. В настоящий момент ситуация такова, что любой, даже самый бледный состав европейского фестиваля предложит слушателю на порядок больше впечатлений и качественной музыки, нежели самый распиаренный русский. Я уж не говорю об организации и сервисе.
В самом деле, что вы собираетесь услышать на Нашествии? Воссоединившийся на один концерт Наутилус Помпилиус? Могу себе представить, как это звучит и выглядит: "Слаааааава!!!! Яяяаааа хочу быть с тобоооооооой! Уаууууу!" - и слезы умиления на чистых личиках девушек, годящихся Бутусову в дочери (через пару "Нашествий" там появятся и потенциальные внучки). Или, может быть, вы давно не слышали группу Ленинград и соскучились по возможности хором петь матюгами? Или так: вы хотите знать, как выглядит Уматурман...
Вы, конечно, вправе называть меня снобом. Признаю: я действительно сноб. Мою антипатию к русским рокерам трудно преувеличить. Однако тем больше поводов для радости бывает у меня, когда я приезжаю с очередного закордонного фестиваля и слышу от коллеги:
- А вот пока тебя не было, на "Нашествии" играли весьма неплохие ребята... как же это они называются...?

Дмитрий Бебенин:
Первый раз (в 2000 году) я поехал на "Нашествие" по вполне простой причине: тогда мы с коллегой К. Мироновым издавали собственную небольшую музыкальную газетку, и сам тот факт, что нас признали в качестве действующих журналистов, обязывал. Не скажу, кстати, что услышанное мной там меня сильно порадовало.
Второй раз (в 2001 году) мы ехали туда от имени и по поручению "Звуков". С аккредитациями творилась какая-то дичь: помню, что пропуск на автомобиль я пришел получать с насосом для подкачки шин на плече, а потом заработал солнечный удар. Заснуть между первым и вторым днями в кабине оказалось совершенно невозможно из-за непрекращающегося шума в базовом лагере.
Уже на третий раз (в 2002 году) меня пришлось долго уговаривать, а Миронов вообще предпочел отправиться в Германию на более близкий своему менталитету "Wacken Open Air".
В 2003 году никого никуда посылать не пришлось вовсе, а о том, что мы с Мироновым тогда придумали взамен, коллега А. Дмитриев написал опубликованный на "Звуках" материал "Альтершествие".
На днях, выходя с концерта Dio в "Лужниках", Миронов спросил:
- На "Нашествие" едем?
- А чего мы там не видели? - ответил я.
- Ну как... Новое место... Волга, говорят, рядом. Как же оно называется? "Миазм", что ли...
- Да ну. Лучше на Сенеж. Там и вода, и шашлычки - только поспокойнее.
- А артисты?
- На тех, кто нам интересен, мы и здесь поглядеть можем.
- Ну, еще можно с девчонками познакомиться, - выдвинул Миронов последний аргумент.
- Костя, тебе интересны фанатки группы Звери? - ужаснулся я.
Миронов поразмыслил, взвесил все за и против, и начал готовиться к очередной поездке в Германию.
Так что в этот раз ни я, ни он не едем на "Нашествие" потому, что нам там просто нечего делать.

Санитар Леса:
Организаторы фестиваля выбрали очень правильный девиз для Нашествия: "Главное приключение лета". То есть никто уже даже не делает вид, что главное на этом празднике жизни - музыка. Главное - иметь желание и дерзость ломануться с друзьями в неизведанные тверские земли и позажигать под музычку. В таких приключениях есть свое очарование, но только не в том случае, когда компанию тебе составляют десятки тысяч незнакомцев. А что касается музыки... Никаких открытий на площадке Нашествия нет (как бы ни иронизировал М.Козырев по поводу того, что уже знает, что журналисты это скажут. Так ведь и журналисты уже знают, что там будет). Всех участников можно услышать, настроив свой приемник сами знаете на какую частоту. Или сходить на концерт группы. Географически почти все исполнители расположились на короткой прямой Москва-Питер, а остальные навещают столичные площадки не реже раза в год, так что послушать музыку интересной команды труда не составляет.
Единственное имя в списке участников, вызвавшее любопытство - тверская группа Паха-пау, которую удалось услышать на клубном фестивале этой весной, они нечастые гости в столице. Но ведь понятно, что ради того, чтобы послушать их короткий сет с наверняка кривым звуком, не стоит обрекать себя на два дня плотного общения с пьяной молодежью.
Да, Наутилус... Ожившие легенды бывают страшнее живых мертвецов. И я предпочту сохранить светлую память об их концертах, чем испытать чувство стыда за то, что могу увидеть (здесь стоит вспомнить "разочарование года" нашего главреда - выступление Pixies в Австрии).
В общем, "Нашествие" как музыкальное событие для меня - неинтересно. А как приключение - неприемлемо.

Алексей Морозов:
Я очень круто заболел (бронхит). Лежу как дрова, доползти до кухни - проблемно. Приготовить пожрать - целый трабл. Тот самый случай со стаканом воды?)). Докторишка говорит лежать еще минимум 10 дней стопудово. Я бы просто физически не доехал (сплющило в конец меня в прошлую пятницу в поезде). Сорри!

27.07.2004, Редакция (ЗВУКИ РУ)