THE CURE  The Cure

Разными дорогами ходят рок-музыканты. Одни дебютируют с трехаккордными хитами, и молодая шпана лет через двадцать пять крайне рада, что песни кумиров, оказывается, так легко разучить и спеть под...

Разными дорогами ходят рок-музыканты. Одни дебютируют с трехаккордными хитами, и молодая шпана лет через двадцать пять крайне рада, что песни кумиров, оказывается, так легко разучить и спеть под гитару на вечеринке. Другие, уже отыграв четверть века и подарив миру ворох хитов, вдруг записывают нечто столь трудносъедобное, что приди с таким материалом к репертуарному менеджеру какой-нибудь фирмы грамзаписи молодые музыканты, - прогнали бы их грязными тряпками да посоветовали напоследок оставить всякие мысли о музыкальной карьере. Именно такой вот музыкальный бред приготовила благодарному слушателю заслуженная британская группа The Cure. Они уже суперзвезды, им все можно.
Интересно, что на отечественную молодую шпану The Cure оказали влияние не меньшее, а быть может, даже большее, нежели все создатели трехаккордных шедевров, вместе взятые: от Kiss до Sex Pistols включительно. Это при том, что песни этого пост-панковского (как утверждают специалисты) коллектива гораздо больше зависят от аранжировок и звукового решения, чем самые навороченные номера Pink Floyd. Под простую гитару или фортепиано большую часть звучащих здесь песен исполнить невозможно: вызывающе атональные номера вроде "Lost", "The Promise" или "Us Or Them" жизнеспособны лишь в условиях тщательно подобранных реверберации и гитарного скрежета. При этом, как и в старые добрые времена, вся песня может состоять из провисания на одном-единственном аккорде... правда, очень много зависит от того, как именно этот аккорд будет обыгрываться. Начало альбома способно повергнуть в стобняк всех, кроме самых преданных фанатов группы, и лишь на относительно мелодичных "The End Of The World" и "Taking Off" слушателя ждет освобождение.
В числе несомненных удач альбома следует отметить небезынтересный образчик рукотворного мрака, имеющий название "Anniversary" и выполненный в стиле "Назад к готике!", а также неуклюжий мешковатый рок-н-ролл "Never" с его тяжелыми, как гири или похмельная головушка, фортепианными проигрышами. А вот о легковесных водевильных номерах вроде "Love Cats" или "Close To Me" со смешными попсовыми клавишами следует забыть - если не навсегда, то надолго: новый диск ориентирован на старообразно изматывающее гитарное бренчание и на гитарный же рев. Место за пультом занял небезызвестный Росс Робинсон (Ross Robinson), ранее сотрудничавший с Korn и Sepultura. Это объясняет многое, но далеко не все. Более-менее все становится ясно, когда в списке продюсеров обнаруживается непосредственно начальник группы Роберт Смит (Robert Smith). Очевидно, ему захотелось, как говорят рок-музыканты, "вернуться к корням". Окончательно в этом убеждает обложка, оформленная на основе шестнадцати детских рисунков (все авторы упомянуты в кредитах), равно как и выполненная на их же базе дурашливая флэш-анимация псевдо-клипа на "The End Of The World".
Коллекционное издание альбома включает DVD с фильмом о работе над новыми песнями. Предназначен он, главным образом, для особо преданных поклонников группы: к примеру, дотошно задокументированный процесс записи инструментальной болванки под десятиминутную в оригинале "The Promise" не всякому хватит терпения досмотреть до конца.
Одним словом, несмотря на свой суперзвездный статус, The Cure не утратили еще способности делать что хочется, причем так, как решил коллективный разум левых пяток музыкантов и для тех, кому все это действительно нужно. Что само по себе уже почетно.

20.07.2004, Дмитрий БЕБЕНИН (ЗВУКИ РУ)