PRINCE  Musicology

Времена, когда герой восьмидесятых Prince появлялся на светских вечеринках с надписью "slave" на щеке, подписывался непотребным значком, который при известной настырности можно было бы прочитать, как...

Времена, когда герой восьмидесятых Prince появлялся на светских вечеринках с надписью "slave" на щеке, подписывался непотребным значком, который при известной настырности можно было бы прочитать, как "гермафродит", и заполнял свои релизы отходами неслышимого уху производства по методу "да подавитесь", миновали. В кармане у музыканта - новый, более крутой контракт, а на дворе - ностальгия по восьмидесятым. Ну что же, наконец-то этот парень, свободный, как ветер, научит нас музыку любить.
Первые два трека, правда, разочаровывают и слегка пугают. И титульная "Musicology" (правая рука гитариста выдает сложнейшие пассажи, левая намертво прикипела к аккорду H), и "Illusion, Coma, Pimp & Circumstance" - по-прежнему тот случай, когда мелодическая пустота компенсируется плотным слоем аранжировочных выкрутасов. Неужто привычка стала второй натурой? К песне "A Million Days" Принс, правда, резко спохватывается: ой, что это я халтуру гоню, у меня же теперь все в порядке! И выдает отличную балладу в своем любимом стиле "сахар с перцем" - обволакивающие вкрадчивые гармонии и ершистая нервическая гитара. Потом цикл повторяется: за абсолютно пустой, если не считать мешанины джазовых сэмплов, "Life 'O' The Party" следует шикарный медляк "Call My Name" с превосходными слэповыми ступеньками баса, пицикато квакающей гитары, по-кошачьи урчащим органом, величественным фортепиано и чувственным хором (все инструменты и голоса - маэстро). Отличное напоминание о том, как делается настоящий соул.
В общем-то, Принс начал с той отметки, на которой его деятельность затормозила тяжба с пересмотром контракта. Его стиль в этот момент солидные меломаны характеризовали, как "эклектику", а кто попроще - как "кашу в голове". Так что пурпурного карлика по-прежнему швыряет от рафинированного соул-фанка с ломаными внутриритмическими структурами и прочими негритянскими штучками ("What Do U Want Me 2 Do?"), то к классическому блюзу ("If Eye Was The Man In Ur Life") к пресноватому восьмидесятническому харду в духе худших вещей Bon Jovi ("Cinnamon Girl"). При этом, есть на этом альбоме, как и на многих других релизах Принса, совершенно сумасшедшие песни, которые в хит-парады не пропихнуть, зато звучат они чуть ли не интереснее всей программы в целом. В сравнении с "The Marrying King" добрые пол-альбома кажутся досадным балластом. К тому же, эта трехминутная песенка ставит под сомнение такое явление современности, как "американский нео-прог-рок".
Заканчивается диск тоже как-то странно: "Reflection" на финальный номер не тянет никак. Более-менее логичное развитие музыкальной темы альбома неожиданно обрывается в пустоту. Да, интриги в этой порции новых песен от Принса явно больше, чем музыки. Но поскольку музыки все-таки побольше, чем у многих других "интриганов", сие простительно.
Принс до сих пор фонтанирует креативом, да с музыкальными способностями у него все в полном порядке. А вот со вкусом по-прежнему беда. Впрочем, проблемы со вкусом - это общее место большей части амерканских музыкантов, старт карьеры которых пришелся на 80-е ХХ-го.

01.07.2004, Дмитрий БЕБЕНИН (ЗВУКИ РУ)