John MCLAUGHLIN  Remember Shakti

Джон МакЛафлин и его группа индийских музыкантов Remember Shakti провели в Москве сеанс трансцедентной музыкальной медитации на едином дыхании. Этот концерт по аналогии с известным альбомом группы многие уже окрестили "Monday Night in Moscow".

Джон МакЛафлин (John McLaughlin), как и подобает музыканту с необозримой творческой биографией, в свое время испробовал не один способ расширения сознания, но вовремя "повернулся к Индии", и научился достигать желаемого эффекта без помощи допинга, растворяясь в музыке, в звуке, как в иной реальности.
Привезенная им в Москву группа индийских музыкантов Remember Shakti - это реинкарнация недолго просуществовавшей, но оставившей неизгладимый след в истории World Music знаменитой Shakti (1975 - 78). Из старого состава, помимо самого МакЛафлина, остался легендарный перкуссионист Закир Хуссейн (Zakir Hussain) - непревзойденный мастер игры на табла, послужной список которого занял бы половину этого текста. Место Викку Винаякрама (T.H. Vikku Vinayakram) занял его сын Сельваганеш (V. Selvaganesh), к ним присоединился виртуоз игры на мандолине Упалаппу Шринивас (U. Srinivas) по прозвищу "Мандолина" и вокалист из Бомбея Шанкар Махадеван (Shankar Mahadevan). Группа возникла в 1997 году, и с тех пор успешно гастролирует, записывает альбомы а "концертник" Saturday Night In Bombay - в обязательном порядке имеется в фонотеке каждого уважающего себя ценителя жанра.

...Внушительная очередь на входе: как известно, в целях нашей безопасности пропускная способность дверей в МДМ значительно уменьшилась. Впрочем, публика интеллигентная, и, ожидая встречи с прекрасным, никто никого не давит.
Полупустой зал внимает обращению Александра Чепарухина: концерт задерживается - ждем, пока пройдут все желающие, потому что движение в зале во время концерта может нарушить правильное восприятие "хрупкого медитативного действа"... Ждем...
Вокруг - неликвидированные последствия недавнего выпускного бала: потрепанные гирлянды воздушных шариков, незакрытая оркестровая яма засыпанная конфетти, надежно отделяющая сцену от первых рядов.
:Мимо проходят мужчины в длинных одеждах, барышни, нежно позвякивающие при ходьбе бубенчиками, узнаваемые персонажи родного шоу-бизнеса... Как всегда, много иностранцев - традиция Greenwavе'-овских концертов. ...Огромная, медленно просачивающаяся сквозь металлоискатели толпа, неумолимо заполняет зал, лишая "людей без места" последней надежды помедитировать в уютном кресле. В зале - переаншлаг: даже на лестнице и на полу свободных мест практически нет!

И, наконец - они! В длинных индийских одеяниях, неспешные и просветленные, вышли, сели полукругом на коврики на специально сооруженном на сцене подиуме: слева и справа - перкуссионисты , в центре - вокалист, по обе руки от него - мандолина и гитара. И - дальше только музыка... То самое "хрупкое и медитативное" началось.
Остальное помнится фрагментами...

Картина первая.
Счастливчики уютно сползли в креслах, половина зала прикрыла веки и расслабилась, половина медитирует с широко раскрытыми глазами.
Дуэты и диалоги мандолины и гитары, или инструменты и голос, звучащие в унисон, бесконечные индийские импровизации, сами влекущие за собой музыкантов, волшебные звуки индийской перкуссии, дополняемые иногда вполне европейским "железом" имеющимся в арсенале Закира Хуссейна: - как можно описать музыку, не предназначенную для восприятия умом! Музыку, которую не надо пытаться понять - надо просто раствориться и существовать внутри нее..
Я устроилаь поближе к пульту. Неудобная ступенька полностью расслабиться не позволяет (и в лотос-то не сядешь - тесновато!), зато сверху можно завороженно следить за руками музыкантов - тонкие пальцы МакЛафлина, летящие ладони перкуссионистов, несущие звук гОлоса руки-птицы Махадевана - вряд ли это гипнотическое зрелище было доступно тем, кто сидел в первых рядах партера: слишком высокая сцена не давала увидеть всю картину происходящего.

Картина вторая
Те же и публика, дружно хлопающая в ладоши вместе с музыкантами, пока Сельваганеш исполняет соло на своем знаменитом 'кувшине' - хатаме и прочих инструментах Захватывающее соло длится минут десять. Руки хлопающих не чувствуют усталости...

Картина третья.
Те же и соло Закира Хуссейна - и дождавшиеся счастливого момента поклонники знаменитого музыканта внимают фантастическим звукам. И кажется, что один человек, имея всего две руки не может исполнять такую музыку. И звуки табла, способные заменить и ударную установку и бас-гитару и вокал, способные держать зал сколь угодно долго, а иногда для всеобщего удовольствия наигрывать фрагменты знакомых мелодий, вызывающие радостный смех в зале...

Картина четвертая. Те же и дуэт - Закир - Сельваганеш - и мощность звука приближается к рок-концерту, только энергетика совершенно иная. А зал, затаив дыхание сидевший в начале представления, хлопает, топает и визжит после каждого виртуозного пассажа...

Когда все закончилось, оказалось, что нас не было около двух часов. Точнее мы были - но где-то не совсем здесь... И сейчас все еще где-то между... Как-то неожиданно все закончилось, в самый кульминационный момент. Доля секунды - тишина и, с удвоенной силой - рев и визг публики, не желающей возвращаться в эту реальность.
Дружные попытки вызвать музыкантов на бис, не отпустить вообще никуда, успехом, естественно, не увенчались: сеанс медитации закончился, пройдя, как и положено, на едином дыхании. И после долгих поклонов музыканты покинули зал.

Эпилог
Выходили медленно и как-то нешумно. Стояли у выхода и почти не разговаривали. В голове что-то повернулось, но не хотелось это анализировать и обсуждать: вероятно - инстинктивное стремление унести с собой, не расплескав по пути, нечто новое, воспринятое этим вечером, который по аналогии с концертным альбомом группы уже окрестили "Monday Night in Moscow"

01.07.2004, Анастасия ЯГОДИНА (ЗВУКИ РУ)