AERODROME  Aerodrome-2004: день первый

Ближайший аналог фестиваля "Aerodrome" в России - "Нашествие". То есть open-air со звездами, которым любит подпевать народ, пьяным кемпингом и антисанитарией. 2 дня, 2 сцены, 25 групп. Но этим сходство исчерпывается - и начинается сплошная белая зависть: австрийцы, к примеру, могут себе позволить пригласить в качестве хедлайнеров Red Hot Chili Peppers, Korn, Metallica и Slipknot, а мы - пока нет. Поэтому 10 и 11 июня Звуки.Ru провели в пригороде Вены на фестивале тяжелой музыки, о чем теперь и рапортуют...

Ближайший аналог фестиваля "Aerodrome" в России - "Нашествие". То есть open-air за чертой мегаполиса со звездами, которым любит подпевать народ, пьяным кемпингом и антисанитарией. 2 дня, 2 сцены, 25 групп. Но этим сходство исчерпывается - и начинается сплошная белая зависть: австрийцы, к примеру, могут себе позволить развлекать на фестивале 150 000 человек и пригласить в качестве хедлайнеров Red Hot Chili Peppers, Metallica и Slipknot, а мы - пока нет. Amorphis для такого шоу - группа на разогреве, не более. Soulfly так и вовсе на большую сцену не пустят: паситесь, ребята, в ангаре, подальше от истинных звезд. Австрийцы могут поставить добротную сцену и сделать звук, от которого не гудит в голове, а у нас такого звука на сцене и в лучших залах столицы практически не бывает, что уж говорить о "специализированных" концертах металлических групп.

В 2004 году фестиваль "Аэродром" проводился впервые, однако в планах у его организаторов - пять лет тяжелого угара на территории мирного городка Wiener Neustadt. Площадка действительно представляет собой аэродром, построенный в начале 30-х годов и использовавшийся Вермахтом в качестве "аэродрома подскока" после аншлюса в 1938-м, а позже - советскими войсками после освобождения. С 1954 года аэродром использовался для базирования гражданской авиации, постепенно его жизнь пришла в упадок. И тут в середине 80-х предприимчивым концертным агентствам пришло в голову, что это - великолепное место для проведения открытых концертов: поле расположено недалеко от столицы, не досаждает никому шумом, периметр закрыт (аэродром-то военный), а ангары можно использовать в качестве дополнительных площадок. С тех пор концерты, звучавшие на венском аэродроме, гуляют по Европе в качестве бутлегов и официальных концертников: в 1991 году здесь играли один из последних концертов Pink Floyd, сюда заезжали перед развалом Smashing Pumpkins, сейчас там выступают все - от Avril Lavigne до Iggy Pop and the Stooges.

Площадка встречает нас месивом черной грязи, унылым дождем и рассерженными аборигенами, пытающимися ставить палатки друг у друга на головах. Наш путь лежит в пресс-центр, где мы с изумлением получаем аккредитации. Несмотря на то, что наш запрос к организаторам остался без ответа, нас, оказывается, здесь ждали. Правда, как выясняется, возможности работать это еще не дает: пресс-конференций звезды не устраивают, фотографы проходят к сцене строго по списку, утвержденному у лейблов грамзаписи. Сильно опечаленные, мы ставим палатку и идем ошиваться в пресс-центр, когда нас осеняет блестящая идея...
Надо сказать, с расположением пресс-центру повезло. Он находится строго между двумя сценами на небольшом пригорочке, отделенный от фестивального поля проволочной сеткой. Поэтому, в отличие от основной массы слушателей, мы можем безо всякого ущерба для здоровья наблюдать шоу всего в каких-нибудь 50 метрах от сцены... а звук, как я уже сообщила, на фестивале превосходен. Правда, впечатление портят потребители пива, отправляющиеся к забору, чтобы отлить: ряд туалетов расположен далеко за пределами досягаемости фанатов. Удобно угнездившись на заборе, наш фотограф Надя Лебедева расчехляет телеобъектив и начинает работу, изредка спускаясь в фото-кит (в частности, на съемки RHCP). Результат ее героических действий украсил этот репортаж...

Открывают фестиваль The Stands - представители новой британской волны, на счету которых - средней вменяемости дебют "All Years Leaving" и средней жесткости ротация на MTV. Мелодичный рок с уклоном в металлические баллады сопровождает нас далее везде, поэтому тратить ваше время на их описание я не буду. Тем более, что часть выступающих в первой половине дня команд хорошо известна русскому слушателю: в разное время мы уже имели возможность услышать H-Blockx, Soulfly, Static X и Amorphis, а те, кто ездит с нами на фестиваль Sziget, знакомы и с немецкими представителями тяжелой сцены.
Таким образом, день первый начнется для вас выступлением американских альтернативных металлистов Life of Agony, чей барабанщик Sal Abruscato, известный также по работе в Type 0 Negative, букально вырубает толпу зубодробительным пятиминутным соло. Надо сказать, в последние годы команда из 80-х все дальше уходит на поля пост-гранджа, увлеченно разрабатывая темы инди-боевиков для людей с высоким IQ, и потому чаще вызывает у народа благоговейную оторопь, чем желание попрыгать и помахать "козой".

Когда на вахту заступают панк-металлические рыцари Die Toten Hosen, толпа с облегчением "выпускает пар", мгновенно запестрев плакатами и сжатыми в революционном порыве кулаками. Лидер-вокалист группы, суровый харизматик Campino, начинает наступление (ибо выступлением это назвать сложно) угрожающей Hier Kommt Alex". И далее - по нарастающей: песни-агитки о главах европейских государств, о проблеме борьбы с наркоманией, о суициде... Если бы DTH жили в России, здесь они подвинули бы со сцены сразу две "народно-патриотические" команды: Алису и Король и Шут. Даже сценические образы группа выбирает подходящие - немецкий орел в ее символике так же мил немецкому сердцу, как русскому - красная звездочка "Алисы". Кстати, это вовсе не значит, что группа полностью замкнута на немецкую песенную традицию: ее кавер-версия хита Clash "Should I Stay or Should I Go" даст сто очков вперед многим американским эпигонам.

А теперь о грустном. Pixies. Легендарная инди-группа, чье имя стало нарицательным для поклонников гранджа - именно это название в афише фестиваля предопределило нашу поездку. В рядах поклонников "Pixies" бытует язвительная легенда, что Курт Кобейн покончил с собой, когда в 1992 развалилась группа, у которой он воровал идеи - и, надо признать, источники вдохновения Nirvana прослеживаются в творчестве Фрэнка Блэка (Francis Black) с легкостью. Вам их музыка тоже знакома: именно под нее рушатся небоскребы в фильме "Бойцовский клуб". Однако триумфальное возвращение мастеров, на которое уповали многие поклонники жанра, обернулось для Блэка и компании воистину трагикомической историей. В отсутствие нового материала группа исполняла зафиксированный на недавно вышедшем "бесте" беспроигрышный материал: "Into the White", "Winterlong", "Bone Machine", "Monkey Gone to Heaven" и т.п., однако не побеспокоилась о том, чтобы должным образом оформить свое выступление и отстроить звук. В итоге разогретая предыдущим выступлением толпа с некоторым недоумением и возрастающей неприязнью наблюдала пять статичных фигур (даже Ким Дил (Kim Deal), всегда славившаяся сердечным общением с публикой, выглядела несколько подмороженной), а также затыкала уши от постоянно заводящихся микрофонов. Полный и безоговорочный провал. Публика даже не стала требовать долива после отстоя, безропотно отпустив людей в красных футболках обратно в Лету.
Это выступление разбило мое фанатское сердце... ровно на полчаса, ибо последовавший затем сет полностью утешил и порадовал всех присутствовавших.

Сложно себе представить, что Red Hot Chili Peppers выступают уже 20 лет. На сцене появились злые и голодные молодые люди с блеском в глазах и свежими голосами. Все они - легенды: барабанщик Чад Смит (Chad Smith), гитарист Джон Фручанте (John Frusciante) и басист Фли (Flea)... но этот великолепный состав удерживает железной хваткой невероятный лидер-вокалист Энтони Киддис (Anthony Kiedis). В числе первых вещей звучит "By the Way" - песня с нового альбома группы "The Will To Death", релиз которого намечен на август. Публику не нужно разогревать, она с благодарностью принимает и новые, и старые песни - "Scar Tissue", "Give It Away" и мега-хиты, которые способен подпевать даже тот, кто не слышал целиком ни одного альбома группы - к таким относится, например, гениальная "Under The Bridge".
На протяжении двухчасового концерта Энтони умудряется продемонстрировать публике всю палитру эмоций, умудряясь быть одновременно и напористым, и трогательным, и забавным, и бесконечно серьезным. При этом он не только не затеняет собой остальных участников группы, но и предоставляет им для инструментальных композиций значительную часть концерта. Местами RHCP начинают джемовать прямо посередине песни: изобретательное соло на басу, которое Фли продемонстрировал на известной "Around The World", перерастает в забавную "перепалку" между ним и Джоном; постепенно в нее втягивается и вся группа, и публика.

Кульминацией выступления становится потрясающая версия классической композиции Джими Хендрикса (Jimi Hendrix) "Fire", в которую Джон привносит сугубо "пепперовский" лоск. Совершенно очевидно, что с годами мастерство профессиональных музыкантов растет; но немногие, подобно RHCP, умеют сочетать мастерство музыканта с мастерством сценическим. Наблюдать каждого из них на сцене бесконечно интересно и поучительно: при очевидной невооруженным глазом разнице в характерах и подаче материала эти люди умеют работать вместе с сумасшедшей отдачей.

Финал лучшего сета дня. Поле покрыто огоньками зажигалок, народ поет хором, обнявшись, и не желает отпускать RHCP со сцены. Когда Энтони в третий раз вежливо прощается, благодаря всех за теплый прием, публика, нимало не теряя энергии, не желает расходиться - даром что на дворе уже час ночи. Но тут на разгоряченные головы начинает весьма кстати литься отрезвляющий дождь, и всем метал-хэдам приходится волей-неволей отправиться в кемпинг на заслуженный ночлег.

Продолжение следует...

15.06.2004, Соня СОКОЛОВА (ЗВУКИ РУ)