ФЕСТИВАЛЬ  ДОМашний выезд

Open-air в самом прямом понимании этого слова: с выездом за пределы мегаполиса, со всеми видами развлечений и искусств и с атмосферой осмысленной душевности - фестиваль ДОМа

Лето наступило окончательно и бесповоротно, московская клубная жизнь затихает - в душных подвалах музыку слушать все труднее, тем более если на улице тепло и красота. В общем, пришло время опен-эйров - и надо заметить, что по этой части (которая в Европе является важнейшей во всем музыкально-концертном году) у нас в последнее время все неплохо. Помимо давно привычных больших рок-слетов вроде "Крыльев" или "Нашествия", кажется, окончательно создали свою нишу мероприятия танцевально-клубные (вроде грядущего Creamfields), а также - хочется надеяться - менее пафосные фестивали, не собирающие грандиозной аудитории, зато обладающие и хорошей концепцией действа, и интересным подбором музыкантов. В этом году первым из таких стал фестиваль Звуков.Ru Avant, ну а в прошедшие выходные свой выезд организовал культурный центр ДОМ. И, как всегда, "домочадцы" придумали нечто феерическое и ни на что не похожее - по большому счету, фестиваль ОРИОН КАП КАП и представлял собой настоящий open-air в самом прямом понимании этого слова: с выездом за пределы мегаполиса, со всеми видами развлечений и искусств и с той же атмосферой осмысленной душевности, за что ценился и ценится ДОМ. И хотя тот же Avant был, определенно, интереснее по подбору выступавших, на ОРИОН КАП КАП организаторам удалось создать целостное фестивальное пространство (отсылавшее ещё и к широкому культурному бэкграунду вроде "музыки на воде" Джона Кейджа), которое, к тому же, никак не было связано ни с закрытием метро, ни с духотой московского лета.

Началось все на Речном вокзале, откуда отплыли два трамвайчика: самым убежденным любителям ДОМашней музыки был обещан ещё и концерт прямо на воде. Вероятно, он успешно состоялся (а выступила вроде бы Российская Саксофонная Мафия), да только вот музыканты играли на одном из теплоходов, а аккредитованных журналистов почему-то посадили на другой, поэтому о том, насколько подобный перформанс был удачен, мне, к сожалению, узнать не удалось - что, впрочем, отнюдь не испортило удовольствия от по-настоящему прекрасной и удивительной речной прогулки. Дальше странности некоторое время продолжались: современное концептуальное искусство столкнулось с самой неприглядной стороной российской действительности, поскольку со всех приехавших по воде и добиравшихся от Бухты Радости до Клязьминского водохранилища охранники бухты попытались два раза собрать денег. Все эти препятствия, впрочем, не смогли оказаться фатальными, так что до Клязьминского водохранилища слушатели, музыканты и организаторы все-таки добрались.

И так уж получилось, что это самое Клязьминское водохранилище выглядело полностью освоенным художественным пространством: в 30 метрах от стоявшей прямо на песке у реки сцены высилась деревянная фигура, являвшая собой скульптуру "Концерт для дирижера с бухтой", где-то на другом берегу явственно виднелась выложенная бревнами надпись ART, так что все вокруг выглядело неслучайно (хотя совершенно не факт, что так и было). Не подвела и погода - несмотря на говоряще-предсказывающее название, ОРИОН КАП КАП прошел без осадков, хотя и с небольшими ночными заморозками. По песочку, попивая пиво, бродили Сергей Летов и Николай Рубанов, Владимир Волков и Эдуард Сивков, на мостках сидели люди и смотрели на воду, кто-то катался на лодке, кто-то даже пробовал купаться - все это смотрелось как нечто совершенно оторванное от города, казалось, что Москва даже не в 30, а где-нибудь в 300 километрах, а все это происходит где-то совсем не здесь, а в какой-то утопии духа. Это ощущение, абсолютно уникальное для музыкального мероприятия, пожалуй, и можно назвать главным, чего удалось добиться организаторам ОРИОНа. Но основным содержанием фестиваля должна была стать все-таки музыка - и она им и стала.

Открыла фестиваль группа Волга - этакий этно-трип-хоп: ди-джей играл в меру мудрую электронику, снабженную обязательным в таких случаях вибрирующим битом, а вокалистка вполне "фольклорно" пела традиционные тексты - заговоры, обереги и прочее ритуальное. Слушaлось это неплохо, но без чего-либо особенного - так что Волга стала правильным началом ОРИОНа, взбодрив публику, настроив её на этничность и прогрессивность и уступив место более содержательным и драйвовым коллективам. Первым из которых был немецкий ново-джазовый квартет Root 70 - они в итоге и оказались единственными зарубежными участниками фестиваля, поскольку обещанные швейцарцы Streamboat Switzerland так и не выступили. Ведущий концерта Сергей Старостин расхвалил Root 70 на все лады, и музыканты действительно порадовали, хотя, пожалуй, ничем не удивили. Разве что самим своим руководителем: солирующий тромбон - штука, прямо скажем, редко встречающаяся, а Нильс Вограм со своим инструментом что только не делал; частенько вполне традиционно развивавшаяся композиция превращалась в разговор саксофона с тромбоном, причем каждый издавал самые странные и причудливые звуки. В целом же Root 70 играли очень приятный джаз, не злоупотреблющий свободой и атональностью, очень приятный на слух и напоминающий, например, Acoustic Masada.

Дальше музыкальная программа никаких сюрпризов не принесла - что, разумеется, отнюдь не является её отрицательной характеристикой, просто все выступавшие коллективы были публике хорошо знакомы, а потому принимались на ура. ВолковТрио брало сочетанием драйва и содержательности - Владимир Волков принимал со своим контабасом самые немыслимые позы, Курашов терзал собственную гитару так, что непонятно было, как она вообще ещё жива, в общем, все было как всегда - и здорово. Под занавес сета ВолковТрио расширилось до квинтета - к Волкову, Курашову и Сладкевичу присоединились Сергей Старостин и Леонид Федоров, чтобы исполнить вместе потустороннюю версию народной колыбельной, мистически-страшный заговор на сохранение скотинки и в завершение - запредельно-пронизывающую "Голову-ногу". Логичное перетекание составов друг в друга продолжилось, и на сцене остался Леонид Федоров, чтобы вместе с группой Аукцыон исполнить миссию хедлайнера. Что и было сделано с блеском - группа действительно отыграла большой концерт, исполнила все надлежащие нетленки (от "Якорей" до "Осколков") и вызвала бешеную радость у публики. Однако, кажется, как живой творческий организм канонизированная группа функционирует не очень эффективно - на концертах исполняются одни и те же песни в одних и тех же аранжировках и с одними и теми же ужимками и прыжками Олега Гаркуши, новые же песни Федоров предпочитает исполнять сольно и с тем же ВолковТрио - да и не слушаются они как песни, предназначенные для Аукцыона.

Все выступления музыкантов сопровождались показывавшимися на экране сюжетами видео-арта, который смотрелся иногда забавно, иногда смешно, а порой и просто неуместно; совместить разные виды искусства - дело, конечно, хорошее, но, видимо, осуществлять это надо было как-то менее прямолинейно. Момент, в который музыка полностью сменилась перформансом, все-таки наступил: арт-провокатор Герман Виноградов вылез на сцену в костюме индустриального Нептуна и позвал всех на берег, где под общий восторг публики продемонстрировал "гонки на гидроциклах по мелководью" (заключавшиеся в плавании Виноградова по тому же мелководью с электродвигателем) и фейерверк (вполне настоящий). Показали зрителям и обещанный фрагмент "Воглы-Воглы" - авант-римейка советского фильма с блистательным Мамышевым-Монро в роли Любови Орловой. А дальше была снова музыка - ансамбль НЕТЕ (этника которых, исполняемая на совсем уж причудливых инструментах вроде гуслей и колесной лиры, звучала в тот момент несколько монотонно) и Российская Саксофонная Мафия, которая очень правильно решила оставить на сцене барабанщика и играть самые динамичные и бодрые композиции: изрядно уставшая и замерзшая публика вряд ли адекватно восприняла что-то более авангардно-содержательное.

Программа подошла к своему логическому завершению, на сцену снова вышел ди-джей, открывавший ОРИОН КАП КАП в составе Волги, и к 4-м часам утра сцена и набережная являли собой зрелище весьма унылое: все, кто мог, постепенно разъезжались на собственном транспорте, остальные же, в большинстве своем - весьма нетрезвые зрители лежали и сидели в самых причудливых местах и позах, пытась согреться и скоротать время до прихода обещанных автобусов. Вся эта картина, впрочем, впечатление от праздника ничуть не испортила - после него, как известно, всегда наступает похмелье, а поскольку ОРИОН КАП КАП, несомненно, очень удался, то и последствия смотрелись не очень презентабельно.

Но в том-то и соль, что в Москве такое не увидишь никогда - ни плавающего в реке скандального художника, ни упившихся эстетов, разлегшихся на песочке.
В этом и суть, в этом и прелесть, в этом и победа организаторов фестиваля - open-air получился по-настоящему выездным и по-настоящему осмысленным.
Хорошее продолжение традиции ОРИОН КАПов - которая, как очень хотелось бы надеяться, не прервется и далее.

10.06.2004, Александр ГОРБАЧЕВ (ЗВУКИ РУ)