SKINNY PUPPY  Кевин Кей: "Нас принимали за чернокожих рэпперов"

Кевин Кей в представлении не нуждается - достаточно просто сказать, что без него не было бы группы Skinny Puppy. Звуки.Ru связались с человеком-легендой и выяснили несколько любопытнейших подробностей...

Кевин Кей (Cevin Key) в дополнительном представлении не нуждается - достаточно просто сказать, что без него не было бы группы Skinny Puppy, а стало быть, и целой главы в истории электронной музыки. Сегодня, после восьмилетнего перерыва, выходит в свет новый студийный альбом Skinny Puppy под названием "The Greater Wrong of the Right". По этому поводу Звуки.Ru связались с человеком-легендой и выяснили несколько любопытнейших подробностей. Оказывается, в 1986 году проповедников нездорово-индустриального образа жизни принимали за... чернокожих рэперов!

Звуки.Ru: - Итак, Кевин, первый вопрос, который волнует абсолютно всех твоих фанатов в России: когда же наконец мы увидим Skinny Puppy живьем?

Кевин Кей: - За прошедшую неделю я раздал столько интервью русским журналистам, что уже сбился со счету. И все начинают с этого вопроса, и всем я отвечаю одно и то же: ребята, свяжитесь с нашим концертным агентом в Лондоне и попросите его включить Москву в наше гастрольное расписание. Вот вам адрес, вот вам телефон. Нет ничего проще.

Звуки.Ru: - ОК, спасибо, мы примем это к сведению. Теперь вопрос касательно последнего альбома Skinny Puppy: как вы сами к нему относитесь? Это просто встреча старых друзей или все-таки нечто большее?

Кевин: - Я бы сказал так: с этим альбомом, вышедшим после семилетнего перерыва, история группы начинается заново, и я с оптимизмом смотрю в будущее. Я вообще большой оптимист. Мы с Огром прекрасно провели время в студии, записывая альбом, подобрали прекрасную команду и все очень довольны результатом. Сейчас на повестке дня мировое турне, после него мы снова сядем в студию и будем записывать следующий альбом, потом опять турне и так далее - в общем, у нас большие планы.

Звуки.Ru: - Ты можешь назвать какое-то событие, которое повлияло на ваше решение записать "The Greater Wrong of the Right"?

Кевин: - Это скорее не событие, а явление. Я имею в виду развитие технологий, которые сделали гигантский шаг вперед с тех пор, когда мы записывались в последний раз. Положительная сторона в том, что мы можем писать гораздо больше музыки, заниматься своими сольными проектами и участвовать в чужих. А это, в свою очередь, дает нам возможность развиваться и расти самим. Новые технологии не сделают тебя хорошим музыкантом или композитором, но сильно облегчают работу тем, кто умеет ими правильно пользоваться. Сейчас появилась куча новых секвенсоров, аудио-процессоров и плагинов, они легко заменяют почти любое оборудование, которое мы собирали и настраивали десятилетиями. Я считаю, что это только к лучшему - можно синтезировать абсолютно любой звук, а дальше уже все зависит только от твоей фантазии и таланта.
Кроме того, нас вдохновляло наше прошлое. Мы с Огром достаточно долго не общались, а до этого, как ты знаешь, долго играли вместе. Нам есть что вспомнить, оценить прошлые успехи и неудачи и спросить себя - чем мы можем гордиться? Я стряхнул пыль со старого железа, с которым работал когда-то, и пустил его в дело, чтобы проверить - а осталась ли в нем та магия, которой мы заряжались в наши лучшие годы? Оказывается, осталась.
Но если говорить про какое-то конкретное событие, то это, конечно, 11 сентября 2001 года. Америка до сих пор находится в шоке, настроение в обществе очень реакционное. Мне кажется, американцы до сих пор не понимают, как с этим справиться - не с терроризмом, а с ощущением собственной беспомощности. Мы с Огром оба канадцы, но сейчас живем в Штатах, так что эта беспомощность знакома и нам. Правда, по несколько другой причине: мы ведь иммигранты, не можем ни голосовать, ни служить в армии. А раз у нас нет возможности влиять на ситуацию, нам остается только быть настоящими фаталистами и передавать свои впечатления и ощущения от происходящего в музыке.

Звуки.Ru: - Кем же тогда вы сами себя считаете - канадцами или американцами?

Кевин: - В Канаде я родился и прожил большую часть жизни, так что с этническим самоопределением проблем не возникает. Ты сейчас, конечно, спросишь - зачем я уехал в Америку? Просто я решил, что лучший способ понять себя - это покинуть привычные, родные места и переместиться в поисках нового опыта и вдохновения. Я могу сказать, что нашел то, что искал, то есть этот способ работает. Но канадцем я от этого, конечно, не перестал быть.

Звуки.Ru: - А как в Канаде отнеслись к теракту 11 сентября?

Кевин: - Должно быть, сочувствовали американцам, как же еще. На самом деле я не знаю, потому что в это время мы уже жили здесь, в Штатах. Кстати, мы с Огром за пару месяцев до теракта поехали в турне и некоторое время жили на Махнэттене, как раз напротив ВТЦ. Я тогда еще спросил: а что это за две здоровенные башни? Вот бы залезть на крышу... Не понял сразу, я раньше никогда их так близко не видел. А потом мы все это смотрели по телевизору: это, конечно, безумие. Я не знаю, как у вас там в России с масс-медиа, но тут, в Америке больше сотни телеканалов и все они двадцать четыре часа в сутки вели прямой эфир с места событий. И ведь никуда от этого не деться, здесь повсюду телеэкраны, они непрерывно бомбардируют тебя. Сотни, тысячи раз ты видишь одну и ту же картинку в разных ракурсах, это очень сильно действует на нервы. Кошмар, в общем.

Звуки.Ru: - А что вы имели в виду, когда писали песню "New World Order" ("Новый мировой порядок?")? Интересуетесь конспирологией? И вообще, как часто вы вдохновляетесь политикой, когда сочиняете песни?

Кевин: - Обрати внимание - в текстах Skinny Puppy всегда было, да и сейчас есть, достаточно много политического анализа и вопросов власти, мы в этом смысле работаем как барометр. Конечно, мы часто обращаемся к этой теме, особенно когда нам есть что сказать. В "New World Order" речь идет о лжи и лицемерии, о том, что человечество забывает ошибки недавнего прошлого. Когда мы записывали эту песню, мы хотели, чтобы слушатель провел параллель между событиями недавнего времени и теми, что происходили полвека назад - Вторая мировая война, фашистский режим Германии, машина пропаганды, которая промывает мозг миллионам людей и заставляет их верить в то, чего на самом деле нет. Давай смотреть правде в глаза: сегодняшний мир - ужасное место. Кто в этом виноват? А кто прав? Об этом и идет речь на альбоме "The Greater Wrong of The Right".

Звуки.Ru: - Мне показалось, или виноватого вы все-таки нашли, и зовут его Джордж Буш-младший?

Кевин: - Ты знаешь, лично мне не нравится, когда люди ищут в песне смысл, которого там нет и не предполагалось, но в данном случае ты прав. А вообще давай лучше закончим с этим вопросом. Я - музыкальная половина Skinny Puppy, да и в политике не разбираюсь. То есть я в курсе, что есть какая-то политическая жизнь и, конечно, у меня есть свое мнение о том, что мне так или иначе приходится узнать, но я совершенно нейтрален в своих взглядах. Отличаю демократов от республиканцев, не более (этому, кстати, я научился только здесь, в Америке). Я предпочитаю думать о других вещах - о новых возможностях, которые нам дают технологии, о том, как писать интересную музыку и так далее. Так что если хочешь поговорить о политике, обратись лучше к Огру. Он у нас великий любитель порассуждать об этом.

Звуки.Ru: - Хорошо, давай перейдем к музыке. Ты говорил, что собрал прекрасную команду для работы над альбомом. А где ты нашел этих ребят - Дэнни Кэри (Danny Carey) из Tool, Уэйн Стэтик (Wayne Static) из Static X и остальные - и почему выбрал именно их?

Кевин: - Во-первых, мы с ними давно знакомы, они наши друзья. Мы решили, что не будем приглашать людей со стороны, которых мы не знаем лично. Это была отдельная работа - обсудить каждую кандидатуру, пригласить музыкантов, наладить командный дух и так далее. Чтобы не было проблем с взаимопониманием, ты должен лично знать человека и быть уверенным в том, что вы говорите и думаете об одном и том же. Мы с Дэнни давно собирались записать что-нибудь вместе, и речь не шла о Skinny Puppy, но когда мы начали заниматься альбомом, то я первым делом предложил его. Еще мне кажется, что важнейшая роль в записи альбома принадлежит продюсеру, вернее, со-продюсеру, и в этом смысле Марк Уок (Mark Walk) проделал грандиозную работу. Он помог нам справиться с самой главной проблемой - собрать вместе музыку, текст, концепцию альбома от первого аккорда до последнего прослушивания перед финальной записью и сведением. Я считаю, что это большая удача для меня - работать с такими прекрасными людьми.

Звуки.Ru: - Как ты считаешь, будут ли музыканты будущего играть на инструментах в прямом смысле слова, или цифровые технологии все-таки победят окончательно?

Кевин: - Очевидно, что компьютеры будут развиваться дальше, но те, кто привык играть на гитаре или петь, вряд ли полностью откажутся от этого в пользу кнопок и мерцающих экранов. Просто появятся еще более продвинутые и сложные способы цифровой обработки звука, виртуальные инструменты, которые позволят творить буквально волшебство со звуком и выведут исполнение (и сочинение, кстати, тоже) музыки на качественно новый уровень. На самом деле возможностей же бесконечное количество, совсем не обязательно замыкаться только на цифровом или аналоговом звуке. Мне вот очень нравится возвращение интереса к саунд-экспериментам, появляются группы, которые ищут совершенно новые пути в музыке, а не двигаются уже проторенными дорогами. Опять-таки радуют музыканы, творившие невероятные вещи, когда никаких цифровых технологий еще не было, особенно если они до сих пор не утратили ни капли своего огромного творческого потенциала - например, члены Throbbing Gristle.

Звуки.Ru: - А что ты сам сейчас слушаешь?

Кевин: - Я бы с удовольствием показал тебе стопку дисков, которая лежит сейчас у меня на столе, но, к сожалению, мы по разные стороны океана. В последнее время постоянно слушаю группу Lightning Ball - феноменально драйвовые ребята из Бостона, играют панк, трэш и все такое. Если не слышал, обязательно попробуй! Конечно, электроники много слушаю, Primal Scream, например. И еще я обожаю регги и даб! King Tubby, The Scientist и так далее.

Звуки.Ru: - Признайся, ты сам себя слушаешь?

Кевин: - А чего тут стыдиться? Конечно, слушаю. Особенно если отложить альбом на полку где-нибудь на годик, а потом переслушать снова. Очень люблю, например, собственную вещь "Music for cats" (1997). Когда я кому-нибудь об этом говорю, у собеседника обычно глаза на лоб лезут от удивления: "Но это же очень странный альбом!". Ну и что? Зато я горжусь своей работой и время от времени к ней возвращаюсь, чтобы получить тот заряд, который получил во время записи. Старые записи Skinny Puppy тоже слушаю. Ведь, по-моему, это круто - получать удовольствие от собственной музыки, которую играл двадцать лет назад. И вообще, оглядываясь назад, я могу с гордостью отметить, что сделал не так уж и много вещей, о которых сейчас жалею. Почти все группы и проекты, в которых я участвовал, состояли из потрясающих энтузиастов, людей, буквально искрящихся энергией и влюбленных в свое дело, всем нам есть чем гордиться.

Звуки.Ru: - А ты поддерживаешь контакт со старыми друзьями типа Билла Либа (Bill Leeb)?

Кевин: - C Биллом я в последний раз говорил около года назад. На самом деле мы редко общаемся, не потому что испытываем к друг другу какую-то неприязнь. Нет, конечно, мы уважаем друг друга, но наши пути давно разошлись. Мне бы даже в голову не пришло после всего, что мы делали вместе, взять и записать попсовую песню и протолкнуть ее на первые места в хит-парадах. А Билл сейчас только этим и занимается. Нельзя не уважать его упорство, но я считаю, что проект Delerium нарушает некую концептуальную целостность всего того, чем Билл занимался раньше, вместе со мной в том числе. О последних альбомах Frontline Assembly я могу сказать только одно - мне они не понравились. Я ожидал от Билла и Риса (Rhys Fulber) гораздо большего. Мне показалось, что я все это слышал уже миллион раз. Вот об этом я говорил только что - последний альбом FLA с трудом можно отличить от Delerium и Conjure One. Полная попса, ни одной свежей идеи. Ладно, что бы я там не говорил про его музыку, мы с Биллом все равно друзья.

Звуки.Ru: - Как ты считаешь, есть ли будущее у индастриала? Сейчас ведь этим термином обозначают какую угодно музыку, не имеющую никакого отношения к той, которая называлась индустриальной в конце семидесятых - те же Throbbing Gristle, например.

Кевин: - Я тоже этого не понимаю. И вообще не вижу особого смысла в этой терминологической путанице. Я помню, как на заре истории Skinny Puppy нас пытались записать то в одну графу в рок-энциклопедии, то в другую. Называли, конечно, и индастриалом. И постоянно спрашивали - как называется музыка, которую вы играете? А мы не знали, что ответить: мы-то называли это "скульптурами", вернее, "аудио-скульптурами". И вообще, группа Skinny Puppy появилась в месте, которое ну никак индустриальным назвать нельзя. Мы же родом из канадского города на берегу моря, какой там индастриал, когда один лес и вода вокруг. Я, конечно, понимаю, что все эти термины нужны продавцам музыкальных магазинов, но сам стараюсь на этой теме не зацикливаться. Еще нас периодически называют готами и говорят, что мы играем готическую музыку. Не спорю, может оно так и есть на самом деле. Только не спрашивай меня, в каком направлении будет развиваться готика, хорошо? Я просто не очень понимаю, о чем речь. Ах да, ты спросил, как будет развиваться индастриал? А Бог его знает, я не слушаю ничего современного в этом жанре, только golden oldies. Я вот вспомнил одну смешную историю. Почти двадцать лет назад, в 1985 году, когда появился термин "хип-хоп", мы записали песню "Dig It". Она некоторое время была популярным радио-хитом, и ее часто ставили в хип-хоп-клубах. Мы тогда отправились в турне, и в одном из городов, где мы до этого ни разу не были, народ, пришедший на концерт, думал, что мы негры! Представляешь? Мы встречаемся с журналистом на интервью, а он выпучил глаза и спрашивает: "Как!? Разве вы не чернокожие?". И публика в зале собралась такая характерная, в толстых цепях и бейсболках козырьком назад. Они-то ожидали, что мы выскочим на полусогнутых, как Dr.Dre или Run DMC. Так что получается, что мы - хип-хоп-группа.

Звуки.Ru: - Судя по количеству сэмплов в песнях Skinny Puppy, ты искушенный киноман. А не было ли идеи записать саундтрек?

Кевин: - Конечно, и я ее уже успешно воплотил. В 1999 году вышел отличный фильм "Конец света" (The End of Days), с нынешним губернатором Калифорнии в главной роли. Ты видел его?

Звуки.Ru: - Нет, у нас в России его, наверное, только на пиратских кассетах можно найти.

Кевин: - Жаль, если попадется, обязательно посмотри. К нему я написал музыку и очень доволен этой работой. Если выдастся возможность, обязательно еще займусь музыкой для кино. Что касается моих предпочтений в кинематографе, то оригинальностью вкуса похвастаться не могу. Как ты, наверное, догадался, больше всего я смотрю ужасы. Вернее, раньше смотрел, когда мы были еще молодые, а хорроры реально пугали. Сейчас жанр пришел в полный упадок, все сюжеты предсказуемы и неинтересны, убогая форма вытеснила содержание. Хотя есть, конечно, вечно актуальные классики типа Дарио Ардженто или Джона Ромеро... А сейчас мой любимый режиссер - чешский сюрреалист Шванкмайер.

Звуки.Ru: - Кевин, расскажи напоследок, как ты справился с наркозависимостью? Я думаю, многим было бы интересно узнать о твоем опыте.

Кевин: - Как почти все молодые люди, мы были весьма рисковыми парнями, нам хотелось попробовать на себе все, что попадалось под руку, не задумываясь о последствиях. И как это часто бывает, в какой-то момент дело дошло до жестких наркотиков. Могу дать полезный совет - тщательно выбирай себе друзей и вообще круг общения. Так вот, когда мы все обнаружили, что плотно подсели, настало время что-то предпринимать - или идти до конца, как и поступил Дуэйн (Dwayne Goettel). Я решил, что нужно сменить обстановку и уехал в другой город. И это сработало: я привел мысли в порядок и постепенно избавился от зависимости. Еще мне очень помогло воспоминание о том, каким я был до того, как начал употреблять. Потом, много лет спустя, я сказал себе: "Парень, ты прожил отличную жизнь, пробовал и то, и это, и почти все у тебя получалось, ты записал кучу отличной музыки - так почему бы тебе не закурить большущий косяк и отдохнуть?". Косяк-то я выкурил, а вот отдохнуть, как видишь, не получается. Если ты вдруг собирался спросить - да, я курю до сих пор и активно поддерживаю легализацию. Мне не нравится алкоголь, не говоря уже о сильных наркотиках, а вот траву очень люблю - это сравнительно безобидная и легкая штука. Я, разумеется, не призываю никого ее курить, но считаю, что страна, которая первой легализует каннабис, сделает гигантский шаг навстречу прогрессу.

28.05.2004, Алексей КОВАЛЁВ (ЗВУКИ РУ)