Eric BURDON  My Secret Life

Двигаясь по своей причудливой творческой траектории, ветеран британского ритм-н-блюза Эрик Бердон (Eric Burdon) выбрался на довольно интересный участок музыкальной вселенной: когда-то, еще в конце...

Двигаясь по своей причудливой творческой траектории, ветеран британского ритм-н-блюза Эрик Бердон (Eric Burdon) выбрался на довольно интересный участок музыкальной вселенной: когда-то, еще в конце 60-х здесь пролетал Алан Прайс (Alan Price) - былой его коллега по Animals.
В "Once Upon A Time" и "Motorcycle Girl", первых треках "My Secret Life" Бердон, когда-то самый звероподобный из Animals, на удивление спокоен и задумчив. В общем-то, это неудивительно: суметь "разархивировать" пожатый современными компьютерами до состояния трех веселых букв ритм-н-блюз, да еще и сделать так, чтобы нынешняя публика врубилась в то, что ритм-н-блюз - это именно ты, а не очередная ультрамулатка в брилиантовых клешах, - задача не из самых простых. Однако уже к "Over The Border" происходит накопление критической массы с последующим взрывом. Эрик рвет и мечет, хотя уже следующий номер, "The Secret" авторства легендарных Чинна и Чепмена (Chinn & Chapman), возвращает слушателей к более спокойным мотивам с оттенкам латино-брасс. Кроме того, Эрик исполняет здесь нечто ковбойское ("Highway 62") и совсем уж архаичную, восходящую непосредственно к джазу разновидность ритм-н-блюза, основы которой заложил еще великий Ray Charles ("Jazzman"). А также очень убедительный вариант ска - причем не восьмидесятнический, а тот, незаслуженно забытый, что зазавучал в британских портовых кабаках еще в конце 60-х ("Black And White World").
Козырной в исполнении Бердона медленный блюз "Factory Girl" не имеет ничего общего с одноименным хитом Rolling Stones: если вдохновение "роллингов" занесло их на север Англии, полный мрачного сатанинского шика сталелитейных заводов, то Бердон с помощью своего тезки, флейтиста Эрика Райдера (Eric Rider) продвинулся аж до неспокойной северной Ирландии. До боли медленная песня - хорошая иллюстрация того, как тяжко бездушные заводские корпуса давят и на отдельные человеческие души, и на ранимую природу Изумрудного острова в целом. Это не единственный медленный блюз на диске, правда "Heaven" Дэвида Бирна (David Byrne) несет слушателю более умиротворенное настроение.
Стилистические метания Эрика всегда воспринимались с интересом: собственно это то, за что его до сих пор и любят. К сожалению, уже забыт тот факт, что Бердон приложил руку даже к созданию нынешнего синти-соул и современной формы r'n'b - а ведь его сольные диски конца 80-х, равно, как и записи с группой War, звучат чуть ли ни живее и современнее всех нынешних экспериментов с навешиванием на данный стиль золота и брильянтов. Так или иначе, но слушать новые работы этого музыканта по-прежнему гораздо приятнее и интереснее, нежели многочисленные повторы пройденного в исполнении многих музыкантов его поколения.

12.05.2004, Дмитрий БЕБЕНИН (ЗВУКИ РУ)