АКЦИЯ  Воскресение концерта

Концерт - как название произведения: для хора, джазового трио и двух вокалистов. Репортаж Звуков из Дома Музыки.

Конечно, очень заманчиво было бы заявить, что "Воскресный концерт" - мероприятие экспериментальное и неожиданное, только вот это не совсем правда. За последние несколько лет все участники концерта успели переиграть друг с другом в самых разных составах: Владимир Волков записывал совместные альбомы и со Старостиным, и с Федоровым, последний, в свою очередь, включил в свой альбом "Анабэна" один из распевов хора Сирин и запустил в прошлом году проект Федоров-Котов-Старостин, ну и так далее. Короче говоря, "Воскресный концерт" смотрелся не любопытной продюсерской причудой, а вполне закономерным итогом совместной деятельности этих музыкантов, в каком-то смысле, акцией по подытоживанию и осмыслению накопленного музыкального опыта.

В том, что вся эта компания выступала с совместной программой в Московском Международном Доме Музыки, тоже нет ничего особенно удивительного - этот зал далеко не столь консервативен, как другие академические московские сцены, ну а потрясающая сцена и очень чистый звук пошли всему происходившему исключительно на пользу. Странная история приключилась только с публикой - несмотря на то что "Воскресный концерт" активно и благожелательно анонсировался многочисленными СМИ, в зале были заметны многочисленные пустые места. Дошло до того, что изрядное количество слушателей покинули концерт ещё до его завершения, что смотрелось весьма странно и неприятно. Сразу вспомнился январский концерт "Зимы не будет", когда часть публики, пришедшая в зал Чайковского исключительно ради выступления Аукцыона, начала освистывать и захлопывать длинное минималистичное фортепианное вступление к произведению Владимира Мартынова "Листок из альбома". До такого на сей раз дело, к счастью, не дошло, однако многие зрители явно не очень понимали, куда они попали и что происходит на сцене.

А то, что происходило, напоминало не столько традиционный концерт, сколько сложный музыкальный спектакль с хорошо продуманной драматургией, большим количеством подтекстов и глубоким смыслом. Спектакль, темой которого было - как можно было понять уже из названия мероприятия и времени его проведения (через неделю после Пасхи) - вечное обновление жизни, уход в небытие и возрождение в этом мире в новом обличье. Впрочем, это пафосное высказывание настроению самого "Воскресного концерта" мало соответствует - никакой помпезности в представлявшейся музыкантами программе (а это и вправду была цельная программа, выработанная после полугода репетиций) не было. Видимо, во многом потому, что форма выражения столь мощного содержания была выбрана очень верно - так или иначе, все происходившее на сцене интерпретировало, переосмысливало и давало новую жизнь фольклору и традиционной музыкальной культуре: Сергей Старостин, поющий под авант-джазовый аккомпанемент ВолковТрио всамделишные народные лирические песни, хор "Сирин", те же песни перемежающий церковными распевами, Леонид Федоров с Волковом-Курашовым-Сладкевичем, в своих композициях возрождающий и по-новому толкующий все те же вечные темы и мелодии. Уже известные по многочисленным альбомам вещи - от "Якорей" Федорова до аутентичных "На нашей деревне" и "Когда молод был" - звучали в контексте всего концерта не то, чтобы совсем по-новому, но все-таки несколько иначе, со смещенными акцентами.

Ссылаться в музыкальном репортаже на то, "как беден наш язык", - некоторый моветон, но мне все-таки придется это сделать. Сколько ни рассуждай о переосмыслении и обновлении традиционной музыкальной культуры, о новых-хорошо забытых старых формах музыкального языка, о выстроенности композиции мероприятия - настоящего, субъективного эффекта, который произвел "Воскресный концерт", все равно не передашь. Потому что когда странный, страшный и до боли печальный плач деревенской старушки по погибшему сыну, записанный на пленку и показанный на висящем на сцене экране, сменяется завораживающей, мистической, невероятной версией давно знакомой песни Федорова "Голова-нога" в сопровождении ВолковТрио и Старостина, ощущение возникает почти физиологическое - мурашки по коже, страх, ощущение ухода в нечто запредельное, и это толком не опишешь. И толком не опишешь ту радость, которая появляется в конце концерта, во время слаженного исполнения Пасхального гимна тремя хорами в сопровождении все тех же музыкантов - радость, которая и вызывает нелепую улыбку на лице на всем пути от концертного зала до дома. Оказывается, бывает и такое, амбивалентность в действии - страх смерти и радость воскресения, древнерусские хоровые распевы и песни Леонида Федорова, поминальный плач старушки из вымирающей деревни и пасхальный гимн хора "Сирин", все вместе, в одном круговороте-карнавале-празднестве.

Концерт длился более двух часов, и без не совсем удачных моментов, конечно, не обошлось - отдельные хоровые номера получились несколько затянутыми, а некоторые переходы между составами - не совсем логичными. Но это, по большому счету, неважно, потому как рассматривать "Воскресный концерт" по отдельным частям не стоит. Концерт в данном случае - это почти название произведения, как у академических композиторов: для хора, джазового трио и двух вокалистов. Получается, в каком-то смысле, обновление не только традиционных тем и смыслов русской этнической музыки, но и возрождение в совсем новом, причудливом качестве классической музыкальной формы - с прологом, несколькими последовательно сменяющимися частями и торжественно-восторженном завершением. Только вот, в отличие от традиционных концертов, партитуры которых расписаны и отпечатаны, исполнение этого произведения было событием единственным и уникальным. Поэтому зрителям оставалось только долго и упорно вызывать на "бис" всех участников действа и надеяться на то, что ещё раз увидеть подобное все-таки удастся.

20.04.2004, Александр ГОРБАЧЕВ (ЗВУКИ РУ)