ФЕСТИВАЛЬ  Важная музыка в важном месте

Фестиваль "Кремль музыкальный" подтвердил: классическая музыка нынче заключена в клетках консерваторий и филармоний, и путей выхода оттуда пока не видно.

Кремль - и место, и слово многозначное и многозначительное. У кого-то оно ассоциируется с древними памятниками культуры и славной русской историей, у кого-то - с "утро красит нежным светом" и всем прилагающимся, а у кого-то - с отечественной властью и, например, с недавними выборами. Так что у разных людей название фестиваля "Кремль музыкальный" могло вызывать совсем разную реакцию - хотя организаторы, скорее всего, подразумевали прежде всего первый смысл. По правде говоря, мне кажется, что у непросвещенного слушателя словосочетание "Кремль музыкальный" автоматически соотносится с Кремлевским дворцом съездов, Николаем Басковым, Иосифом Кобзоном и иже с ними. Так что то, что так назван фестиваль классических музыкантов, - это, наверное, даже хорошо, вроде как облагораживает брэнд.

Вообще говоря, название фестиваля, место его проведения и весь сопутствующий контекст - это и есть те факторы, которые делают данное мероприятие интересным и вполне уникальным. Потому как мало ли в России проводится фестивалей классической музыки, где юные исполнители играют проверенные временем произведения, а поддерживают их признанные мэтры? Вот-вот, то и дело что-нибудь такое где-нибудь да происходит. Но когда сначала сотрудники милиции долго проверяют все содержимое рюкзака на входе в Боровицкие ворота, а потом приходится 10 минут идти по залам Оружейной палаты, постепенно поднимаясь в тот, где происходит концерт, - возникает ощущение, что мероприятие все-таки не из рядовых. Не каждый день музыканты играют классику в окружении скульптурных портретов русских князей, имущества царской семьи и яиц Фаберже. Стремление художественного руководителя фестиваля Николая Петрова "отрешиться от пафоса" выглядит в этом контексте странно: тут пафос напрашивается сам собой - и, разумеется, возникает и культивируется.

Фестиваль "Кремль музыкальный" проходил в этом году уже в пятый раз, но более известным и открытым для публики не стал. Поскольку Кремль и Оружейная палата - места весьма статусные и элитарные, слушатели могли попасть на концерты только по пригласительным билетам, так что слушали музыкантов, как говорится, "все свои". Важные мужчины в дорогих пиджаках со своими спутницами, чиновники и бизнесмены (после заключительного концерта разыскивали немецкого посла - вроде был, но куда-то убежал), ну и некоторое количество приглашенных самими музыкантами друзей и знакомых, а также журналистов. Основными целями фестиваля были объявлены демонстрация торжества музыки (это, наверное, стоит оставить без комментариев) и продвижение молодежи, которая была отобрана лично Николаем Петровым. Куда эта молодежь могла продвинуться, сыграв в зале на 100 мест перед описанной публикой, - не очень понятно. Хотя, наверное, пресловутые чиновники и бизнесмены, вдохновившись мастерством какого-нибудь молодого исполнителя, могли захотеть помочь ему в нелегкой жизни академического музыканта (недаром у каждого концерта был свой спонсор, торжественно объявлявшийся перед началом мероприятия). Что ж, и это хорошо.

Мне удалось побывать на двух концертах в рамках фестиваля, которые, фактически, представляли собой две стороны одной медали. 1 апреля народу было немного - играли только молодые музыканты: израильтянин Асаф Клейнман, калининградец Андрей Розендент и уроженка Монако Ваня Коэн. Объявлявшая выступающих женщина отчаянно напоминала записи торжественных советских концертов - папочка в руках, торжественная поза, громогласное зачитывание штампованных фраз. В перерыве музыканты фотографировались на фоне Оружейной палаты с друзьями и родственниками, в общем, концерт был почти домашним, а потому весьма симпатичным. На заключительном же концерте в воскресенье все было обставлено куда более чинно и благопристойно: играл известный оркестр MUSICA VIVA под управлением Александра Рудина, Николай Петров солировал на фортепиано в концерте Моцарта, а вел концерт, рассказывая творческую историю произведений, обязательный в таких случаях Святослав Бэлза. Музыкантам вручали подарки от спонсоров, те в ответ долго благодарили и произносили проникновенные речи о прошедшем фестивале. В общем, все было на уровне, ровно так, как и должно быть в подобной ситуации - красиво, торжественно, пафосно, предсказуемо и скучно.

Что же касается самой музыки, то тут говорить особенно нечего - как и на всех подобных фестивалях, играли музыку самую что ни на есть классическую и проверенную: Бах, Брамс, Чайковский, ну и без Моцарта, разумеется, не обошлось. Играли, как и подобает, хорошо - но и редкие ошибки присутствовали (хотя, по правде говоря, будучи почти полным профаном в подобной музыке, я не берусь оценивать компетентно). То есть, опять же, все как и должно было быть. Можно, конечно, говорить, что Кейдж, Райх или даже Шнитке звучали бы в контексте Оружейной палаты куда интереснее и провокативнее - но понятно, что, сколько ни говори, такого никогда не будет. Пианистка Ваня Коэн сыграла Скрябина - и на том спасибо.

Как известно, контекст во многом предопределяет текст - и прошедший "Кремль музыкальный" это только подтвердил. Классическая музыка нынче заключена в пределах Консерваторий и Филармоний, и путей выхода оттуда пока не видно - так что фестиваль можно считать своеобразной квинтэссенцией этой замкнутости и элитарности. Зал, вызывающий многочисленные исторические ассоциации и вынуждающий оперировать пафосными выражениями вроде "великий дух предков", приглашенная публика самого высокого статуса, хрестоматийные произведения в исполнении нового поколения и уже заслуженных музыкантов. "Кремль музыкальный" - это своеобразный знак: вот это примерно и происходит у нас в классической музыке. По правде говоря, мне лично ближе всего где-то высказанная Сергеем Курехиным мысль о том, что ситуация, когда основной ценностью становятся исполнительские навыки, обычная школа, - это, вообще говоря, неправильно. Однако, раз уж так сложилось, то Кремль (как раз в силу всех возникающих ассоциаций) - чуть ли не наилучшее место для проведения подобного фестиваля. Что ж, и это, наверное, правильно и хорошо.

06.04.2004, Александр ГОРБАЧЕВ (ЗВУКИ РУ)