ФЕСТИВАЛЬ  Мимо дна

Список участников, заявленных на "Рок-девичник", вызывал отдельный интерес. Возвращение на сцену Маши Макаровой было самым волнующим моментом программы, и организаторы начали нагнетать страсти по этому поводу с первого же эпизода своего конферанса. Читайте репортаж Звуков.Ru.

Фестивали сейчас проходят чуть ли не каждую неделю. Признаки, по которым музыканты объединяются на одной сцене, могут быть самыми разными, но суть не в этом. А в том, что фестиваль - хороший случай услышать в один вечер самых разных музыкантов - и тех, кто наверняка не обманет ожиданий, и тех, на кого любопытно взглянуть, но все не хватает времени и тех, о ком не знаешь вообще ничего, но вдруг понравится. А повод... Необязательность формальных оснований для праздника русский народ уже давно сформулировал в фразе "Не вижу повода, чтобы не выпить".

Тем не менее, "Рок-девичник" по определению был фестивалем женским. И объединение по "половому признаку" в роке оснований не лишено. Именно женщины чаще склонны использовать свой голос как музыкальный инструмент, а не как средство оповещения масс о мыслях исполнителя. А список участников, заявленных именно на это событие вызывал отдельный интерес. Возвращение на сцену Маши Макаровой было самым волнующим моментом программы и организаторы начали нагнетать страсти по этому поводу с первого же эпизода своего конферанса.

"Услышим ли мы "Любочку"? Съездим ли мы в Рейкъявик? Вот главная интрига вечера!" - эта фраза звучала каждый раз, когда Юта выходила объявлять следующего участника программы. Скоро уже стало казаться, что мы обязательно услышим "Любочку" - даже если Юте придется спеть ее самой. Потому что такая настойчивость не оставляла выбора. После объяснений по поводу "девичника", изъявлений благодарности и призывов бесчинствовать была объявлена "легенда русского рока - Настя!". Настя, конечно, легенда, но очень живая. Ее сет был крепким, профессиональным и самым коротким за вечер. Она с группой провела на сцене 15 минут, спев новую песню и несколько старых хитов.

"Услышим ли мы "Любочку"? Съездим ли мы в Рейкъявик? Вот главная интрига вечера!"
Эта же фраза прозвучала и перед выступлением Мары. Молодая певица, недавно выпустившая свой первый альбом тоже работала на совесть. Другое дело, что вторичность ее музыки никто и не пытается скрыть, а нечленораздельный драйв, выдываемый и музыкантами, и самой мечущейся по сцене Марой, способен завести только очень склонных к переживаниям людей. В итоге подготовленная часть публики отрывалась и требовала исполнить любимые песни, остальные подпрыгивали при каждом ударе по печени перегруженным басом.

"Услышим ли мы "Любочку"? Съездим ли мы в Рейкъявик? Вот главная интрига вечера!"
Хозяйка бала не устает напоминать, кто настоящая героиня акции и выпускает на сцену группу из Твери Паха Пау. Контраст с предыдущим выступлением поразительный - все инструменты на своих местах, сильный и гибкий голос вокалистки звучит отчетливо. Ритм-секция работает слаженно и в ней, как и в недолгих гитарных соло, явственно слышна хорошая хардовая школа музыкантов. Все это смягчено скрипичными партиями девушки Натальи. Почему эта группа по определению менее популярна, чем предыдущая - понять сложно. Хотя нет, просто - в их репертуаре нет боевиков с рефреном "секс", и они не работают на драйв - он у них просто одна из составляющих музыки.

"Услышим ли мы "Любочку"? Съездим ли мы в Рейкъявик? Вот главная интрига вечера!"
Организаторы продолжают нагнетать страсти. Даже участников фестиваля стараются объявлять иносказательно, из-за чего получается, что визитная карточка Детей Пикассо, по которой предлагалась угадать, кто же выйдет на сцену - это кавер-версия песни Красной шапочки. Мало того, что это неправда, это неправда обидная. Судить о них по этой песне просто нельзя. Это очевидно каждому, кто слышал, как они играют. Дети Пикассо сейчас, пожалуй, одна из лучших молодых команд. А программа "Этнические эксперименты", часть из которой они и сыграли на фестивале, показывает это очень ярко. Народные армянские песни в их жесткой обработке звучат непохоже ни на обычный клубный рок, ни на фолковые изыски. Шквальный звук, в котором не теряется голос ни одного инструмента, потрясающий вокал Гаи Арутюнян, непривычно сложная мелодика - достоинства их работы можно перечислять долго. Но густую энергетику их живых выступлений можно только почувствовать.

"Услышим ли мы "Любочку"? Съездим ли мы в Рейкъявик? Вот главная интрига вечера!"
Нет, до главного мы еще не добрались. Хотя как сказать. Юта определенно чувствовала себя хозяйкой праздника, рассказывала о своем новом альбоме и провела на сцене целый час. Ее радость от общения с залом можно понять - наверное, все это еще кажется сказкой полной пионерского задора девушке. Но когда слышишь со сцены реплики типа: "А когда мы писали эту песню, звукорежиссер сказал: "Юта, и за это "тара-бара-дай" люди будут платить деньги", очень трудно объяснить себе мотивы артиста. Сам же сет был отыгран сумбурно. Вышедший с группой на сцену Макс Некрасов, безусловно, музыкант уникальный, пожалуй, единственная профессиональная джазовая губная гармоника страны находится в его руках. Но то ли под него еще не переделаны аранжировки, то ли таков авторский замысел, но его гармошка звучит постоянно. В каждой песне. А на фоне однородного, как манная каша, звука ее трели утомляют быстро. Тем более, когда гармонике приходиться соревноваться с очень сильным и прямолинейным голосом вокалистки. Так что долгая пауза перед последним сетом очень пригодилась для того, чтобы восстановить слух.

Самый длинный перерыв между выступлениями. Над пустой сценой и немалым числом упрямых, дожидающихся в час ночи появления Маши Макаровой, разносится голос, в котором присутствующие с недоверием узнают знакомые интонации на фоне электронных позвякиваний. В новом треке Маши Макаровой голос запродюсирован до полусмерти, но не до неузнаваемости. То, что заставляло помнить о ней все эти годы, задушить не так-то просто.
"Услышим ли мы "Любочку"? Съездим ли мы в Рейкъявик? Вот главная интрига вечера!"
Вот теперь пришла пора узнать - "Любочку" мы не услышим. И, скорее всего, не услышим уже никогда. Самый раскрученный хит Маши Макаровой образца 1997 года остался в прошлом. Чем бы ни занималась певица эти годы в далеком Краснодаре, судя по песням, ей пришлось нелегко. Из музыкантов с ней на сцены вышел только человек с пилой и в шляпе (как потом выяснилось, он должен был изображать ковбоя). Портрет Бэтмэна и африканская статуэтка несли, вероятно, идеологическую нагрузку, так что музыкантов было катастрофически мало. После призывов в зал на сцену поднялась тусовочного вида девушка - подыграть на флейте, и молодой человек в прострации, с блаженным видом невпопад постукивающий по африканскому барабану.
В таких ситуациях понимаешь, что менеджеры артистов не должны потакать человеческому любопытству. Маша Макарова заслуживает того, чтобы ее возвращение было спланировано более тщательно. Маша пела под акустическую гитару и жалобные вздохи пилы. Приблатненную балладу, странные, тягучие песни, если и похожие на что-то из ее ранних записей, то только на "Землю". Последней она спела ту композицию, которую крутили перед ее выходом на сцену. И без всякой электронной подложки, поверх гитары, перепадами голоса - Маша Макарова засаживает ее так глубоко в мозг, что с ночи пятницы она бьется у меня в голове...

Выступление Маши закончилось самым нереальным образом. Началась дискотека, на балконы высыпали девушки-танцовщицы. Не успевшая уйти со сцены Маша начала подстукивать по барабану и ди-джей убрал звук. "Ну, ди-джей, включи музыку - пусть люди танцуют", - напрасно просила певица. Он не внял. И девушки танцевали под машин барабан. Кто, кроме них, теперь сможет этим похвастаться?

05.04.2004, Санитар Леса (ЗВУКИ РУ)