EINSTURZENDE NEUBAUTEN  Perpetuum Mobile

Вечное движение, движение по кругу... Обложку нового альбома Einsturzende Neubauten украшает ехидная пародия на кавер "Let It Bleed" Rolling Stones. Правда, в отличие от нарисованной в 1969 году...

Вечное движение, движение по кругу... Обложку нового альбома Einsturzende Neubauten украшает ехидная пародия на кавер "Let It Bleed" Rolling Stones. Правда, в отличие от нарисованной в 1969 году картинки, эта инсталляция вполне реальна и создана для того, чтобы вращаться. В этом изображении выражена неменяющаяся со времени основания группы ее суть. Удивительно, что некотороые до сих пор уверены, будто этот немецкий коллектив исполняет электронную музыку. В современной электрогитаре, пропущенной через цифровой процессор и воспроизводящей загнанные в него типовые варианты искажения звука, если не готовые лупы гитарного звука, куда больше "электронного", нежели в честно "снятом" микрофонами грохоте пластиковых труб по стальным плитам.
Группа по-прежнему верна своей идее извлекать ритмы для своих песен не из ударных инструментов или их электронных заменителей "в законе", а из самых что ни есть подручных материалов. Ритмы эти по преимуществу медитативны, и даже в драйвовых вещах вроде заглавного эпика "Perpetum Mobile" или "Selbsportrait Mit Kater" в силу своей непривычной тембровой окраски не вызывают паразитных танцевальных ассоциаций, а призывают увлеченно вслушиваться в сплетение любовно сплетенных музыкантами звуковых конструкций. Электронных же клавиш помимо старых добрых органа "Hammond" и электропиано "Fender Rhodes" здесь не услышать вовсе. А птичье пение во вступлении к "Ein Seltener Vogel" создано при помощи чуть-чуть искаженного глиссандо полой пластиковой трубки по прутьям стальной ограды.
Подобно Dead Can Dance, которых на запись новой порции музыки может вдохновить находка какого-нибудь экзотического инструмента, вроде деревянного резонатора, группа может сделать темой нового альбома доминирование в нем партии какого-нибудь конструктивного элемента. В данном случае королем вечеринки стал воздушный компрессор, насадка на шланг которого изображена на задней обложке, и являющийся основным генератором шелеста ветра, плеска волн, выбрасывающих на берег обломки кораблекрушения, шума дождя и грохота отдаленной грозы в инструментале "Ozean Und Brandung". Правда, к простому шумовому авангарду музыка группы давно уже не имеет прямого отношения. Это самые настоящие песни, которые можно и спеть под гитару (а если кто-нибудь подстучит на паре пустых пластиковых бутылок из-под пива, будет вообще круто), и аранжировать для струнного или духового оркестра. Кстати, в доброй половине песен этой программе группе аккомпанирует настоящий оркестр. Правда это не мешает музыкантам создавать в "Paradiesseits" эффект игры духовой секции при помощи гитары, баса и художественного свиста.
Изо всех авангардистов наибольшего доверия заслуживает тот, кто делает по-своему не потому, что по-другому не получается, а потому, что хочет чего-то нового, хотя и умеет "как все". Василий Кандинский писал не только абстрактные полотна, но и вполне классические пейзажи. Гарантией того, что Einsturzende Neubauten действительно знают, что делают, а не просто впаривают досужим любителям авангарда алхимическую "шизу", является исполненная в классическом рок-стиле песня "Youme & Meyou". Построенная на старомодных клавишах, гитарном слайде, нервных пульсах бас-гитары и мягком шелесте цимбал, эта композиция даже чем-то напоминает Pink Floyd периода "More". При таком раскладе альбом становится воистину универсальным для восприятия. А под завершающий программу вальс "Grundstuck", в котором звон стальных трубок приходит в полную гармонию с пассажами струнной группы, даже можно потанцевать. Правда, медленно и задумчиво.
Истинная заслуга Einsturzende Neubauten перед музыкальным миром состоит в том, что этот выросший из "авангарда" коллектив не допускает превращения музыки в нечто механически самоповторяющееся. Начинаясь с мотивов планомерного разрушения музыки, этот альбом приводит слушателя к моменту ее окончательного возрождения в новом обличьи. Среди мертвых руин вновь проскакивает искра жизни.
Вот оно - вечное движение, движение по кругу. новом обличьи. Среди мертвых руин вновь проскакивает искра жизни.
Вот оно - вечное движение, движение по кругу.

10.03.2004, Дмитрий БЕБЕНИН (ЗВУКИ РУ)