The DEAD BROTHERS  Покойные родственники

Сочетание характерных духовых партий (таких, знаете, где труба делает "ПУ, пу, ПУ, пу...") с рок-н-роллом открывает, как оказалось, перед человечеством новые горизонты. Сохраняя весь драйв рок-н-ролла, музыка звучит так, что без улыбки это слушать невозможно. Самое загадочное - как группе удается не заржать прямо в микрофоны.

Царь Мидас превращал все, за что ни брался, в золото. Dead Brothers превращают любой стиль и стилистический прием в... Нет, определить это невозможно. Балаган клоунов-могильщиков.
Главная фишка Dead Brothers на первом альбоме, Dead Music for the Dead People (2000) (да и на втором тоже), - это характерные духовые партии: такие, знаете, где труба делает "ПУ, пу, ПУ, пу...". В самые драматичные моменты гармошка подчеркивает вальсовый ритм композиций ("She Collects Postcards"). Получившееся звучание поднимает из глубин подсознания смутные образы первой четверти 20 в., карнавалы, карусели, народные гуляния в маленьких европейских местечках... бравый солдат Швейк был бы в восторге.
К этому прибавляется рок-н-ролл гитара с чудесным ретро-звуком под даже не 60-е, и такой же вокалист. Вообще, Dead Brothers частенько ("Dead Brothers Stomp", "Good Time Religion") выдают такую Американу, что только диву даешься, откуда у простых швейцарских парней что берется. Сочетание "ПУ-пу" с рок-н-роллом открывает, как оказалось, перед человечеством новые горизонты. Сохраняя весь драйв рок-н-ролла, музыка звучит так, что без улыбки это слушать невозможно. Самое загадочное - как группе удается не заржать прямо в микрофоны. Наверняка с первой попытки они в студии не пишутся.
Помимо блюз-карнавала группа выдает еще немало штучек. "Crying" звучит как натуральный танцевальный номер джаз-банды - у которой гитариста уже нет, а вокалиста тоже сейчас не будет, потому что за то, как он изображает crying, менеджер убьет его страшной смертью. Заканчивается этот опус психоделическими прогонами под джаз- Hawkwind. В середине альбома темп сбавляется, и Dead Brothers показывают, что они могут сделать с медляком. "Hora" сочетает формальные признаки молдавской медленной плясовой (Zdob Si Zdub были бы довольны) и нойзовые гитарные издевательства. "Somewhere Between Dog & Wolf" звучат как поздние Radiohead с чувством юмора. В "Good Time Religion" гармошка играет откровенно гитарный рифф поверх быстрой кантри-рОковой ритм-секции; получившийся драйв непередаваем. Жирную точку ставит "Ramblin' Man": поровну блюза и кабаре в плаксивой вокальной партии, торжествующее ПУ-пу, банджо и гармошка. Результат похож на то, как если бы Led Zeppelin переложили для старой шарманки. Да, и не забудем интермедию с милым названием "Banjo Villa Against Taras Boulba"!
Все это... как бы и назвать-то... втиснуто в издевательские 42 минуты. Получившийся результат кое-где слишком стебный, чтобы хотелось послушать еще раз. Но по большей части из совсем старого хлама давно уже не получалось такого нового Нечто, как Dead Music For The Dead People.

Второй альбом, Day of the Dead (2002), начинается ровно там же, где кончился первый. Все тот же вальс, записанный с грубым звуком - будто оркестрик развлекает альпийских бюргеров, отмечающих День опороса свиноматок. Становится понятно, что дальше будет что-то. И действительно, в первой "настоящей" песне альбома, "Closer to you", почти агрессивный, напористый бас-рифф и снова гармошка-как-гитара, истомив слушателя ожиданием, наконец взрываются почти рок-н-ролльной стеной звука. Почти - потому что гармошка никуда не девается. Но все-таки Day of the Dead демонстрирует крен в сторону рока. Точнее даже, американской музыки вообще - благодаря упору на банджо границы блюза, рока и кантри переходятся совершенно нечувствительно.
Из-за большего упора на рок альбом звучит более цельно, но и чуть более однообразно, чем дебютный диск. Впрочем, это все равно не панк, здесь самых разных штук хватает. В "Human Fly" (кавер-версии песни Cramps, андерграундной команды ранних 80-х) группа снова обращается к психоделике, но уже гораздо более основательно, чем на первом альбоме. Гипнотический басовый рифф проходит и через все 6 мин 36 сек "der Tod von Basel", затухая в гитарном белом шуме. "Entre chien et Loup" - первая мрачная песня Dead Brothers. Правда, это тоже стеб - слишком уж гипертрофированный закос под похоронный марш. Однако результат все равно абсурден, но едва ли смешон.
Дальше, впрочем, дела плавно выправляются под "La Paloma" - рок-танго с немецким текстом. Вообще из четырех языков, на которых говорят в Швейцарии - немецком, французском, итальянском и ретороманском - на ретороманском Dead Brothers не поют. Его заменили на английский,- точнее, американский. Остальные - пожалуйста. Хочешь - пресловутый "der Tod von Basel", хочешь - "Allons aux Paquis", а не хочешь - "Esclavo Triste".

Такое нечасто услышишь вне концерта Tiger Lilies. Черный юмор у Dead Brothers хлещет через край - второй альбом вышел более похоронным, но ненамного. При всей стебности этого проекта, его музыка звучит свежо и оригинально... что тем более удивительно, поскольку сделана она из очень неновых компонентов. Dead Brothers - это то, что нужно человеку, когда он не может больше слушать радио и смотреть MTV, а его душа просит отдыха и перемен. Будет вам отдых, и перемены, и не мейнстрим. Такой не мейнстрим, блин... Не соскучишься.

15.02.2004, Алексей ЕРЕМЕНКО (ЗВУКИ РУ)