Marc ALMOND  Heart On Snow

"Эх, говори-говори, Лондон, расказывай!", - поощряет заезжего певца Марка Элмонда (Marc Almond) шикарный Сергей Эрденко. Не устояв перед обаянием России, англичанин переселился в Россию и начал...

"Эх, говори-говори, Лондон, расказывай!", - поощряет заезжего певца Марка Элмонда (Marc Almond) шикарный Сергей Эрденко. Не устояв перед обаянием России, англичанин переселился в Россию и начал записывать на наших просторах альбом русских песен. В свою очередь, поддавшись обаянию англичанина, русские музыканты с восторгом окунулись в эту авантюру и составили Марку компанию - да такую разношерстную!.. Согласитесь: не всякий соотечественник способен уломать такое количество звезд разных жанров на совместный проект. При этом Марк не точно, но интонационно чисто перевел из каждой песни куплет-другой, чтобы и западному слушателю стало понятно, о чем в той песне поется, а русские старательно заучили английский текст родных романсов.
На страницах буклета артист и продюсер с сожалением констатируют, что искусство великих мастеров, представляющих "подлинно русскую музыку", для России уже практически потеряно - и они не грешат против истины: только 87-летняя Алла Баянова может с такой невыразимой теплотой и нежностью исполнять романсы, только чуткий Михаил Аптекман способен так тонко интонировать, выгодно оттеняя лирический вокал Марка, только в руках Трио Эрденко так деликатно и жалобно поют "Две гитары".
Не отстают и БГ с Лагутенко, решившие спеть с Марком Вертинского. Версия Гребенщикова - спокойная, чуть приглушенная, он там и не поет практически: так, мурлычет что-то благодушное. Илья, напротив, довольно ярко изображает коварство обльщения и любовную истому - в силу своего разумения.
Но настоящий шок от пластинки вы испытаете, поставив трек номер 16. Наверно, по силе воздействия на слушателя он равен только силе, с которой вся мощь русской песенной культуры обрушилась на сознание Элмонда. Ибо на этом треке великая и огромная, словно Волга, дуэтом с Марком поет Людмила Зыкина. Красиво и задушевно выводит "Только раз бывает в жизни встреча", широко и призывно звучит знаменитое зыкинское "ААААА"... а потом она вдруг заводит с великорусской тоской по-английски:
"Just one chance in life to meet somebody"...
И вот тут-то у вас и сносит крышу. Потому что это - уже серьезный и внушающий уважение жест не со стороны Элмонда, а со стороны Зыкиной. И один этот трек делает совместный эксперимент чем-то большим, чем альбом: это - трибьют России, которой больше нет. России романсов и Бернесовских "Журавлей". Которую уже не помнят и не знают люди, родившиеся во второй половине прошлого века. В которой мега-звезда отечественной сцены настолько подвижна, что с легкостью и уникальной прозорливостью вписывает свое имя в новую страницу истории музыки. И называется эта глава - кавер-культура.
Да, подобных релизов было много и до Элмонда. Последним громким событием в мире совместного творчества с аутентичными исполнителями народной музыки недоразвитых стран стал альбом лидера Blur Дэймона Элбарна (Daemon Albarn) с музыкантами Мали. Но работа Элмонда - тоньше, умнее: он не просто бережно и влюбленно донес до своих западных слушателей всю красоту русских песен - он сумел объяснить, за что можно любить Россию. Он даже с Сергеем Пенкиным поет так, что начинаешь уважать Пенкина.
За любовь спасибо не говорят. И тем не менее - спасибо, Марк.

29.12.2003, Соня СОКОЛОВА (ЗВУКИ РУ)