U.D.O.  Metal is our religion или В чем наша вера

Причина ухода Удо Диркшнайдера из Accept по сей день видится какой-то мутной. Однако она стала толчком для появления на свет мощного и брутального проекта U.D.O. - именно история этой группы сегодня и стала предметом нашего рассказа в картинках и mp3-файлах...

Причина ухода Удо Диркшнайдера (Udo Dirkschneider) из Accept по сей день видится какой-то мутной. Тогда, в 86-м, харизматический фронтмен одной из главных команд heavy metal высказывался о происшедшем приблизительно так же, как Блэкмор десятью годами раньше о причинах своего расставания с Deep Purple.
Надоели-де прожорливые дельцы, пытающиеся отжимать из рок-банды нектары хитов. Мол, "Metal Heart", альбом 85-го года, был почти-что тем, о чем может мечтать человек, а "Russian Roulette" (1986), якобы, таил в себе некую коммерческую опасность. Однако нам представляется, что причину следует подобрать из числа тех, что попроще. А именно денежных.
Несмотря на свои музыкальные достоинства Accept так и не смогли выйти на большой международный уровень и встать вровень с AC/DC и Iron Maiden - ребята были все-таки из Германии, страны второго мира по меркам западной шоу-индустрии. К тому же, далеко не всем музыкантам везет с менеджментом и своего Рода Смолвуда для Accept не нашлось. Но это так, догадки.

Как бы там ни было, к 87-му году Диркшнайдер быстро сколотил новый состав. Кроме певца, в записи "Animal House" участвовали гитарист Питер Сцигетти и басист Франк Риттель, покинувшие перед этим Warlock ввиду его "облегчения", ударник Томас Франке и виртуоз струны и колка Матиас Дит, до этого отметившийся на одном альбоме Sinner. Отношения с бывшими коллегами по Accept остались, однако ж, самыми что ни на есть наилучшими, и авторство всего материала осталось за триумвиратом Диркшнайдер/ Кауфманн/ Балтес/ Фишер/ Хоффман, а также таинственной личностью, долгое время скрывавшейся под псевдонимом Deaffy. (По прошествии времени она оказалась женой Хоффмана, помогавшей с написанием английских текстов, с чем у немцев поначалу возникали серьезные затруднения. Однако ж, предать огласке факт участия леди в суровой металлической тусовке тогда казалось немыслимым.)

Как и в случае с первым альбомом Doors, "Animal House" стал первой - и самой удачной попыткой U.D.O. Выше им прыгнуть не удалось, и уже вряд ли удастся. И это вовсе не говорит о том, что остальные попытки завершились сбитой планкой, нет.
"Animal House" можно, наверно, назвать "дистиллированным" тевтонским металлом. Хоффман и Фишер были талантливейшими композиторами, но играли порой грязновато, и в этом плане Дит давал им сто очков вперед, как Рэнди Роудз Тони Йоми. Его соло были безупречны, без единой помарки, и будь он фигуристом, должно быть, Матиас выписывал бы прыжки какой угодно кратности с закрытыми глазами.
Сверхубойная заглавная композиция открывала альбом, и далее хиты следовали один за другим безо всякой передышки. И даже антивоенная баллада "They Want War" с призывом к "ангелам не ходить на поля сражений", на которую было отснято видео, за таковую между "Go Back To Hell" и "Black Widow" не воспринималась. Бывает так, когда снаряд попадает в ту же воронку, палка дает дуплет, а у людей получается буквально все, и такие сумасшедшие номера, как "Lay Down The Law", "Warrior", "Coming Home" сыпались, словно манна на Суэцкий канал. Продюсировал пластинку известный мастер knob job Марк Додсон, а человек на последнем рубеже аппаратной - как вратарь - пол-команды. Всю картину венчал неповторимый - никем - вокал Удо.
Для одних это был брутальный звук скрежещущего металла, для других - вопли зарезаемой свиньи. В любом случае, его голос порождал кровожадное ощущение, что свинью режешь именно ты, страшный металлист.

"Mean Machine" (89) был шагом вперед на пути продвижения группы на рынок - редкий немецкий Metal Hammer - ведущее металлическое издание в конце 80-х - обходился без рекламы этого альбома на своих страницах. И топтанием на месте музыкальном. От первоначального состава к этому времени остались только Дит и Диркшнайдер. Место ушедших заняли басист Томас "Бодо" Шмузински, гитарист Энди Сусемиль и оставленный в порту (доподлинно известно, что этим портом был "Port Royal") капитаном Running Wild Рок-н-Рольфом один из самых талантливых ударников Германии Штефан Шварцман. Сейчас, в окружении Врагов, Тараканов, прочих Зверей, телерекламы, билбордов, спичрайтеров и прокладок Тани, этот альбом кажется просто замечательным. Тогда же обязательным пунктом фанатских фонотек ему стать было не суждено - метал достиг точки своего наивысшего творческого рассвета, и 88-89 гг. вышло небывалое количество пластинок, сразу же сделавшихся классикой, и "Mean Machine" проигрывал им круг. Первая его часть была вполне ударной, со скоростными "Break The Rules", "Don't Look Back", хуковой "We're History" и ударной силой альбома в лице одноименной "Mean Machine". На вторую часть сил явно не хватило, и такие невнятные песни, как "Sweet Little Child" или "Catch My Fall" глупо хлюпали на слуху, сопровождаемые вялыми заключительными фрикциями (иголки о виниловый кругляш!), как... ну, скажем, как болотная жижа под сапогом.

Бывает, иногда успех приходит к человеку платой за многолетнее упорство, несмотря на то, что его последний трудодень вышел комом. (Ну, или если в этот трудодень он сделал что-то припопсованное.) По этим двум серьезным причинам "Faceless World" (90) сделался самым продаваемым альбомом U.D.O. В дело впервые были запущены клавишные, звучание оказалось весьма добродушным и иногда подозрительно мягким на ощупь, как попса. - Хорошо, что не наступил! Хотя при ближайшем рассмотрении альбом оказался вполне хорош для прослушивания в те вечерние ноябрьские минуты, когда ум отдыхает под пледом.
Демонстрировавшийся по MTV клип на самую удачную песню альбома - "Heart of Gold" и вовсе настраивал на несвойственный суровым металлистам легкомысленный манер. Забавный мультяшный человечек, попавший по сценарию в подвал металлического клуба, явно свидетельствовал в пользу того, что где-то в недрах этих подвалов все-таки теплится чувство юмора. К остальным успехам "Faceless World" следует отнести боевик "в лучших традициях" "System of Life" и "Future Land", несколько Scorpions'овскую по слоганности композиции песню (и полную противоположность "Wind of Change" по пессимистичной направленности текста!) Перетряски состава на сей были минимальными: место канувшего в безвестность Сусемиля занял Фолла Боэм, человек. Все гитарные партии на альбоме, однако, сыграл сам Матиас. На "Faceless World" впервые в качестве продюсера и соавтора большинства песен появляется старый коллега Диркшнайдера Штефан Кауфман - Accept за год до этого выпустили с треском провалившийся "Eat The Heat", и группа враз исчезла с подмостков сцены - будто рухнув в оркестровую яму.

С "Timebomb" (91) U.D.O. привели свою "коммьюникэйшн тьюб" в "позишн намбер ту", подобравшись вплотную к успеху "Animal House". Успеху музыкальному, творцами которого не в последнюю очередь стали английские композиторы Роб Хэлфорд, Кей Кей Даунинг и Гленн Типтон, годом ранее потрясшие мировое сообщество своим "Painkiller". Влияние британской рифф-машины особенно сильно сказалось на таких песнях, как opener "Metal Eater", "Timebomb", "Burning Heat" и, особенно, "Thunderforce", pacing которой ну очень напоминал о "Hell Patrol". По сей день "Timebomb" остается самым драйвовым и быстрым альбомом Удо и Ко. (компанию которому в 91-м году составили все те же Дит, Шварцман и Шмузински). И только заключительная вещь, "Metal Maniac Mastermind", выполненная в духе "Run For Cover" с "AH" предназначалась для того, чтоб слушатель наконец-то мог утереть со лба пот платочком.

В 92-м Диркшнайдер, Кауфман, Хоффман и Балтес возродили Accept, и на несколько лет проект U.D.O. был законсервирован, как тушенка на армейском складе в ожидании часа "Х", когда служивые наконец-то смогут отведать тухлятины. Час "Х" настал в 96-м, когда, после выпуска крайне разностороннего "Predator" - подобно крыловским животным, музыканты так и не определились, в какую сторону они все-таки движутся - пути Диркшнайдера & Кауфмана и Балтеса & Хоффмана разошлись. Первые двое, не долго думая, вновь собрали U.D.O. Думали они, и правда, недолго; посему набрали самый слабый состав за всю историю группы. В первую, и главную, очередь это относилось к новому гитаристу, Юргену Графу, которому оказалось не под силу изобразить что-то в духе прежних сногсшибательных соло Дита. Сам Матиас тем временем получил юридическое образование и предпочел стезю юриспруденции подозрительному, тяжкому и неблагодарному труду музыканта. Фитти Вайнхолд занял вакансию бас-гитариста, Шварцман был вновь ангажирован для игры на своей миниатюрной ударной установке, так как сам Кауфман (состоявший в Accept ударником) из-за проблем с коленами отныне был вынужден оставить это занятие. В результате Штефан переключился на гитару, а звучание "Solid" (97), первого альбома возрожденного U.D.O., получилось, как никогда, AC/DC-шным. Влияние великих австралийских энергетиков присутствовало в музыке Accept изначально, но никогда - с такой мощностью в кВт. Размеренный "высоковольтный" драйв полностью подменил собой былой чес и изящные соло, и, собственно, вольтамперные характеристик альбома оказались весьма средненькими. О характере "Solid", целиком и полностью можно судить по открывающей альбом песне "Independence Day", на которую была сделана ставка, Идея следующего альбома зрела у музыкантов долго, с тех времен, когда в институте черной ненавистью ненавидят матан. Безусловно по этой, и ни по какой другой, причине "No Limits" (98) оказался ближе "к корням", чем предыдущий побег. Плотность звучания возросла, хотя по-прежнему несколько западала вторая гитара, но такие песни, как "Back With A Vengeance", или выполненную в сумеречном духе классических Accept'овских баллад "Azrael", или переделку "I'm A Rebel", ныне выступавшую в более "тяжелом" весе, смело можно было назвать замечательными. (Кстати. Именно в период 97-98 гг U.D.O. начали свои регулярные вояжи в Россию в итоге вылившиеся в двойной концертный альбом "Live from Russia" (02).)

В 99-м из группы был уволен Граф, и наконец-то была найдена достойная замена Диту в лице молодого швейцарца Игоря Джионолы. Это преобразило группу мгновенно: "Holy" (99) оказался удивительно, упоительно хорош - как подмосковные вечера, только без комаров. (Известный мотив "Подмосковных вечеров" был, для вящей убедительности, задействован в качестве соло на "Shout it Out".) На всей территории России упившиеся с вечера орлы cмогли наконец-то возрадоваться успехам культового персонажа своих отроческих 80-х: такие вещи, как "Back Off" или "Recall The Sin", вполне дотягивали до самого славного периода Accept времен "Balls To The Wall".

В 2001 году сложился сегодняшний состав U.D.O. - место ушедшего Шварцмана занял молодой ударник-робокоп Лоренцо Милани: полку барабанщиков-машин прибыло. В такой компании людей и машин был записан последний студийный альбом U.D.O. "Man And Machine" (02) радует слух так же, как ход двигателя "Мерседеса": ровный и без малейшего намека на малейшую погрешность - знак немецкого качества. Точками соприкосновения руки и привода стали: заглавная "Man And Machine", песня-речевка из первомайской колонны "Balls to the Wall" и "Independence Day"; "Network Nightmare", звуковое сопровождение для гонок "Формулы-1"; "Dancing With The Angel" (спетая дуэтом с Доро) - последнюю, правда, можно отнести к удачным рекламным ходам альбома или к мукам творчества, достигнутым под пыткой - вряд ли ее по прошествии лет поставят на одну полку с "Close My Eyes" от Литы и Оззи; и, наконец, мистическую элегию "Unknown Traveller", завершающую альбом.

На буклете "Holy" был изображен роскошный алтарь с инкрустированной на нем надписью: "Metal is our religion". А вы-то думали, что до вас пытался донести классик?!
То-то же.

12.11.2003, Алексей МОРОЗОВ (ЗВУКИ РУ)

U.D.O.

Дата образования:

1 января 1987