IRON MAIDEN  Dance Of Death

...Видно, хотели сделать второй "The Number of the Beast" - не получилось. Потому что второго "The Number of the Beast" не будет. И это хорошо. Потому что Maiden не только живые классики рока - они...

...Видно, хотели сделать второй "The Number of the Beast" - не получилось. Потому что второго "The Number of the Beast" не будет. И это хорошо. Потому что Maiden не только живые классики рока - они пишут классику рока, новую классику, которая, как показывают последние два десятилетия, похоже, становится классикой в уме слушателей еще до своего рождения в их слуховом аппарате. ...Dance of Death - самый "тяжелый" альбом Maiden за последние годы. Пожалуй даже самый тяжелый, наряду с "Powerslave". И это при том, что по духу он ближе к "Seventh Son..." Впервые появился "обычный" металлический чесовый ритм в исполнении Смита, в строй вернулись "кавалерийские" песни с галопирующим темпом, перемежающиеся такими "эпическими" монументами, как "Dance of Death" или "Paschendale". Но обо всем по порядку.

  • Wildest Dreams. Iron Maiden написали рок-н-ролл!!! Нет, рок-н-роллы были у Iron Maiden и раньше: выходили они исключительно на синглах, так как представляли из себя или же "кавер-версии" разных позабытых ныне героев Троянской войны за рок вроде товарища Монтроуза. Или откровенный стеб - над менеджером, над техниками, над собой - как, например, перифраз известного шлягера Чака Бери "Roll Over Vic Vella", вышедший на "Be Quick Or Be Dead". (Сингл "Wildest Dreams" (CD-single, DVD-single и 7-дюймовый винил) содержит очередной piss-taking, "Pass The Jam". CD и DVD содержат дополнительно несколько версий "Blood Brothers" и "The Nomad".) Но "Wildest Dreams" - это особый рок-н-ролл: вы не услышите не отзвуков 50-х, ни FM-закорючки типа Спрингстина, рок-н-ролл с "хеви-металлическими" аккордами. Но дело отнюдь не в аккордах - аккорды-то как-раз "тяжелые" - а в легковесности настроения, "рок-н-роллам всевозможным" присущим, а в музыке Maiden напрочь отсутствующим. Разудалая бесшабашная песня - очередная ода Беспечным Ездунам. В чем-то нащупывается духовное родство с "From Here to Eternity", но чтобы нашарить эту потайную жилку, надо быть, не меньше, знатоком генеалогического древа потомства Льва Николаевича Толстого и знать, сколько раз в числе e повторяется год рождения слона русской литературы и зеркала русской революции.
  • Rainmaker. Вот это уже сильно! Классический образец мэйденовского стиля: галопирующие ритмы и пронзительные мелодии. Благодаря таким песням Maiden стал тем, чем он есть. Складный, запоминающийся припев - отличительная особенность "Rainmaker" от большинства остальных песен этого альбома, рефрены в которых порой выглядят несколько громоздкими, и подчас, кстати, лишены рифмы. Словом, от лица всех преданных делу мэйденизма товарищей, хочется передать привет одному злому духу японской мифологии по имени Заебацу.
  • No More Lies. Один из неоспоримых highlights альбома. 7-минутная композиция (с воцарением CD-формата у Maiden оказались развязанными руки - а кошельки давно позволяют им делать, что угодно - и они делают что хотят, по скольку хотят, плевав на форматы, FM и прочая), откровающаяся простеньким медлительным переборчиком - электризующим слушателя в ожидании предстоящих подвигов - форма, взятая на вооружение на последних трех альбомах. Но если такие вещи, как "Fortunes of War", "Judgement of Heaven" или "Dream of Mirrors" убийственно долго, нестерпимо, нагнетали напряжение, и ускоряли темп лишь к середине, к концу песни, то "NML" берет почти-что с места в карьер. Песня в том кавалерийском ритме, по которому многие наверняка истосковались. Дикинсон поет выше себя привычного в последние годы, в тембре времен "Piece of Mind". Обратите внимание на соло Мюррея после второго рефрена и в конце песни. (Готовьте свои Nokia 3210 для установки новой мелодии.)
  • Montsegur. Если "No More Lies" - быстрая, то "Montsegur" - очень быстрая. Боевик. Один из самых внятных текстов альбома - об "алчности католиков и их параноидальном фанатизме". Автор, разумеется, Дикинсон, практически дословно вторящий своим коллегам по цеху Рольфу Каспареку и Мартину Уолкиеру: "Religious madness creates this hell on earth... It's a hell made by christians with god on their side". Хе, любопытный факт. МакБрейн, на которого очень крепко повлияла вторая жена, Ребекка, в последние годы не устает твердить о "god of goodness" и ходить к пастору. Но вот беда - кто микрофон взял, тот в него что хочет, то и поет.
  • Dance of Death. Две аллегории. Мы ведь страна сильных аллегорий - слишком часто каждый из нас, шагая, как хозяин, по жизни, метро и курилке, тайком пробираясь под начальственным кабинетом или с аденомой в сортир, наталкивается на грабли обескураживающих и en masse нелицеприятных откровений... Аллегория первая: "Dance of the Death" - продолжатель дела "Fear of the Dark". Аллегория вторая: серьезные музыкальные произведения зачастую похожи на серьезные произведения литературные - тех, что размером больше "покетбука". И те, и другие являются результатами ума, вытворяющими со слушателем-читателем то же, что футболист с мячиком: подкручивают хитрым сюжетом, жонглируют слогом-октавами, финтят сложными техническими приемами и забивают в кульминации самым неописуемым образом. На что существует пригоршня мудреных литературоведческих и музыкознанческих терминов величиной с кулек семечек. Словом, имеют сложную композиционную структуру, и, как следствие, вызываемый эмоциональный эффект. Есть такая книжка "Way of the Wyrd" товарища Брайана Бейтса, язычника и фантаста. В ней послушник из монастыря, посланный старшими товарищами крестить язычников, попадает в страну Вотана. Поначалу как бы ничего не происходит, повествовательные предложения стелются как шпалы, а состояние слушателя выражается словом "ожидание". Прибыв по назначению, утомленный герой с дороги располагается на ночлег по деревом дуб, и начинается завязь сюжета, heavy metal, который накачивает тревожностью круче чудных звуков ночного леса. Хор фей - агентов влияния Вотана, работающих под видом роя пчел, во сне похищает юную душу из цветущего тела, за которой ее правообладатель отправляется "за бугор" материальной реальности. Дальше дела идут совсем вразнос, и голова отправляется в полный поход за город, которого нет. Сменяющие друг друга соло Мюррея, Герца и Смита крутят слушателя как центрифуга с неестественным числом степеней свободы. На выходе наш герой возвращается в просветленном виде на круги своя в просветленном виде с пониманием, что "вечное возвращение" - штука покруче водородной бомбы.
    Без аллегорий. Очередная сага фобиям, ночным кошмарам и "out of body experience". И мертвые с косами вдоль дорог. Танцуют. Песня, которая должна бы была закрывать альбом - если бы не было "Journeyman".
  • Gates of Tomorrow. Если вы в дружеских отношениях в электрогитарой, попробуйте подобрать начало "Lord of the Flies", несколько ускорьтесь и вы получите "GOT" в чистом виде. И авторы, как не странно, практически те же - Герц, Харрис, только на этот раз еще и в компании Дикинсона (god bless his socks!), превратившего катрен припева в цепкую "вокальную" мелодию. Если бы еще добавить стихи уровня "Властелина мух", цены бы не было.
  • New Frontiers. Композиторский дебют Нико МакБрейна после двадцати лет в Maiden, в соавторстве со Смитом и Дикинсоном. Единственная песня с альбома, которая совершенно не откладывается в голове. Next, please.
  • Paschendale. То, что не удалось с "The Apparition", удалось с "Paschendale" - сделать "эпическую" песню не в традиционной эпической манере Maiden - с частыми сменами ритма, продолжительными красивыми гитарными соло, с "распевной" частью "под Дикинсона" где-нибудь в начале или кульминации песни. Самая длинная вещь альбома (8.27), (в очередной раз) посвященная (анти)военной тематике. От первой и до 507-й секунды, как говаривал кто-то, "нагнетает напряженность", размеренно и неуклонно. В отличие от потуг "Металлики" написано будто прямо для симфонического оркестра. Монументальная композиция. Для того, чтобы рассмотреть получше, надо отойти подальше. Во времени.
  • Face in the Sand. Апокалиптическая песня, финал Эдды. "На брата брат пойдет войной, свою мать сын предаст родной. Щит топору заплатит виру - горе и блуд - гибель кончина мира". - "Can the end be at hand? Is the face in the sand? Future memory of our tragedy". Лишенная, естественно, doom'овых, thrash'овых и других инфернальных музыкальных штучек - таких штучек - "FINS" самым нешуточным образом создает предгрозовую атмосферу на горизонте ума. Сумрачные атмосферные "оркестровки" клавишных - на заднем плане. На переднем - Maiden со своим фирменным "мелодизмом" и, как и в случае с "Rainmaker", с красивым рефреном. (В мраке тоже есть своя красота.)
  • Age of Innocence. Маузер Дзержинского в руках Стива Харриса. Создавая свою Чрезвычайною комиссию, наделенную чрезвычайными полномочиями (особые тройки), Железный Феликс был совсем не прост. Он прекрасно знал, сколь недееспособна и трухлява, как гнилой пень, буржуазная система судопроизводства. Вот и живущий на либеральном Западе Харрис тоже (уже не в первый раз) поливает грязью демократическую юриспруденцию и поросшую преступностью как поганками апатичное общество. Песня особенно актуальна для современной России, по которой разгуливает огромное количество быков, выпущенных на лето попастись в человеческом облике из кармического загона.
    С музыкальной точки зрения здесь тоже есть любопытный пунктик. После возвращения в группу Смита и Дикинсона, Харрис наотрез отказал слушателям, гитаристу и певцу в возможности продолжения линии "Accident of Birth" и "Chemical Wedding" в Maiden. Не иначе, уже таил за душой нечто большее - в итоге оказавшийся уникальным "Brave New World", изобиловавший целой россыпью прогрессивных элементов (прогрессивных в прямом смысле слова). Ныне концепция изменилась, и Эдриан, у которого концепция-то изменилась уже давно, получил возможность вдоволь "почесать". Самая "тяжелая" песня альбома. Вполне могла бы попасть на сольный effort Дикинсона и Смита, если бы "Эйдж" не сдал ее в Maiden. Не удивлюсь, если она станет следующим синглом.
  • Journeyman. По-хорошему следовало бы не говорить ничего вовсе - сюрприз, дескать, будет. Мнения по поводу этой песни не то что разделятся, а просто расщепятся, как атом, и "разлетятся по Вселенной, словно маленькие Лайки". Скажу только, что в этой песни совсем нет электрических инструментов, только оркестровка и акустическая гитара.

    P.S.: Для тех, кто мало что понял. Iron Maiden - это группа, в которой играют: Стив Харрис (бас). Брюс Дикинсон (вокал), Эдриан "Эйдж" Смит (гитара), Дейв Мюррей (гитара), Яник Герц (гитара), Нико МакБрейн (ударные). Iron Maiden - это группа в начале 80-х, по сути, давшая вторую, и она же основная, жизнь heavy metal. Iron Maiden - это группа, продавшая около 60 миллионов пластинок и до сих пор рассекающая с длинными немужскими патлами. После того, как Ozzy и Metallica впали, кто в творческий, а кто в физический маразм, Iron Maiden - это почти что единственный оплот heavy metal в мировом масштабе на планете. Ум, честь и совесть, надежа и опора, земная твердь и "хлеба ангельские". Iron Maiden - это heavy metal.

  • 16.09.2003, Алексей МОРОЗОВ (ЗВУКИ РУ)

    IRON MAIDEN

    Iron Maiden - группа, причисляемая критиками к так называемой Новой Волне Британского Хэви-Метал. Это движение, поднятое на щит на рубеже 70-х и 80-х годов в качестве альтернативы надоевшему панку, с позиций дня нынешнего оказалось "дутой величиной". Ибо кроме собственно Iron Maiden, и уже запарившихся отрицать свою принадлежность к миру хэви-метал Def Leppard, не породило ни одного действительно громкого имени. Совсем уж мелкокалиберные Venom и Saxon - не в счёт...

    Подробности из жизни:

    Iron Maiden - группа, причисляемая критиками к так называемой Новой Волне Британского Хэви-Метал. Это движение, поднятое на щит на рубеже 70-х и 80-х годов в качестве альтернативы надоевшему панку, с позиций дня нынешнего оказалось "дутой величиной". Ибо кроме собственно Iron Maiden, и уже запарившихся отрицать свою принадлежность к миру хэви-метал Def Leppard, не породило ни одного действительно громкого имени. Совсем уж мелкокалиберные Venom и Saxon - не в счёт.
    С первого альбома и по конец 80-х группа существенно улучшила качество продюсирования своих записей и уровень игры. И то и другое произошло благодаря серии кадровых перестановок. В частности, к моменту начала работы над вторым альбомом группы "Killers" (1981) продюсером группы стал опытный Марин Берч (Martin Birch), ветеран сессий записи альбомов Deep Purple и Black Sabbath, а лидер-гитаристом группы стал виртуоз Адриан Смит (Adrian Smith). Во время работы над третьим диском "The Number Of The Beast" (1982)…

    Далее... →